ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

1. История становления и развития источниковедения в мире и в России

И.И. – информац, закодирован в матер объектах с помощ сист знаков

Источн-ие – учен об источн, имеющ принципиальн значен для всего гуман знан.

Понятие об источнике и его критике, его понимании (герменевтике) возникло в связи с филологичес интерпретацией важнейших произведений литературы классической древности. Этими вопросами занимались толкователи текстов Священного писания - экзегеты, гуманисты, мыслители и ученые. На этой основе в нач XIX в. складывались общие принципы обращен к произведен и авторству как способу понимания произведения, проникновения в глубинный смысл текста.

Август Шлецер - рус историк и филолог немецк происхождения. Стремился восстановить «очищенного Нестора». Предполагал, что «Повесть временных лет» - произведен не только монаха Киево-Печерского монастыря Нестора, но и его продолжателей и переписчиков.

Ф. Шлейермахер - известный немецк теолог и философ. Сформулир общ учение о принципах подхода к произведен как источнику на основе изучен текстов Нового завета. В сочинен «О герменевтике и критике, особенно в их отношении к Новому завету» он различал два подход к изучен произведен: учен о герменевтике и учен о критике. Учение о герменевтике он определял как «искусство понимать чужую речь», причем выделял грамматическ и психологическ истолкования. Психологическ истолкование сост в том, чтобы понять комплекс мыслей автора как некий «жизненный момент» в его развитии. Учение о критике как искусство понимать произведения древности и различать подлинные от неподлин.

В нач XIXв. для разработки методов изучения произведен и его авторства большое значение имели труды по классич филологии.

Ф.Л. Вольф – нем филос. Рассматрив филологию как область познания классическ древности во всей совокупности. Его особенно интересов «филологическ реконструкц» произведен частн и государствен быта греков и римлян. Труды Вольфа об авторстве «Илиады» и «Одиссеи» оказали больш влиян на развитие науки о классической древности и ее методов.

Б.Г. Нибур – нем историк. Основатель научно-критичес метода при изучении истории. В своей классическ книге «Римская история» он доказывал легендарность древней истории Рима, используя критическ метод анализа историческ свидетельств.

Л. фон Ранке – нем историк. Провозглашал необходимость объективного критического изучения источников и фактов, чтобы писать историю именно так, «как она в действительности происходила». Труды по истор Зап Европы XVI-XVII вв.

Ф.К. Баур - нем протестантск теолог. Продолжил научно-критическ изучен истор Нового завета и раннего христианства. Отстаив принц классификац историч док.

П. Дону – франц историк-медиевист известен разработк принципов классификац док-ов национальн архивов.

Источниковед как проблема национальной истории БОЛЬШ влияние на развит методов анализа историч источников оказали крупн научные открытия пер трет XIX в. Они способствовали изучен множества исторических источников и совершенствован методов их критич анализа. Одна из крупнейш инициатив связана с изданием знаменит серии историческ памятников германск истории. У истоков издан стоял гос деятель и либеральный реформатор Г.Ф. фон Штейн. Перв выпуск вышел в 1826 г. Непосредст участ в этом издании принимал историк и библиограф Г. Вайц. С его именем связано также создан в 1830 г. известн библиографии («Источниковед СТАНОВЛЕН И РАЗВИТ ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЯ германской истории»

В России собиран и издан историчес источников особенно оживились после Отечествен войны 1812 г. Еще в 1811 г. при Московск архиве министерства иностр дел была создана комиссия печатания государствен грамот и договоров. После 1812 г. ее деятельность активизировалась при поддержке графа Н.П. Румянцева. С 1834 г. издание исторических документов было сосредоточено в Археографичес комиссии. С 1837 г. стало публиковаться «Полное собрание рус летопис».

M.M. Сперанский «Полн собран законов Российск империи».Позитив концепция: Шарль Ланглуа выдел 3 эт историч познан: 1)предварит исследован (эвристич эт); 2)научно-исследоват (аналитическ); 3) синтетическ.

Э. Бернгейм «Учебник историч метода». Все виды историч источн раздел на историч достатки и историч традиц. Необход установ их подлин, время, место и авторство.

«Школа анналов». Приоритет объекта замен приоритет субъекта (истории нет без историка).

Дж. Коллингвуд «Идея истории». Сравнивал историка с детективом. Историч метод заключ в том, что историч факт должен быть интерпретирован.

А.Блок «Апология истории». Приоритет историка в историч науке. Истор – продукт мышлен историка. Историк должен прочувств себя в роли автора.

А.А. Шахматов выдел летопись, как особ жанр историч повествован. Изучен летописи есть изучен автора летописи. Бестужев-Рюмин выдвиг идею о необходимости систематизац типов источн.

А.С. Лаппо-Данилевский «Методологии истории». Разработ учен о источн-ии как целостн науки об источн. Главн цель – объективн воссоздан историч явлен. Источники должны соотноситься друг с другом. 2 уровня работ с источн: 1) методолог источниковед-ия – анализ источн как эл-та культур опред времени; 2) методолог историч построен – анализ источн с помощью сист методов, котор позвол из части культуры выстр полностью культуру.

1940 г. – появлен перв учебника по источниковед «Очерки по источниковед в Сибири».

2. Предмет и метод современного источниковедения

Источниковедение - совокупность научно-вспомогательных дисциплин, относящихся к изучению и обработке исторических источников.

Объект - источники, т.е.все, что сделано человеком в отличии от явлений природы.

Метод познание реального мира.

Человек – артефакты – человек

Цель: оценка с помощью методологии источника места, которое определено историей.

Задача: превратить артефакты в исторический источник, чтобы расширить знания, т.е. реконструировать систему по ее фрагментам.

Существуют различные точки зрения на понимания источника:

позитивизм: источник как вместилище фактов, вопрос достоверности; пополнение фактов – построение и воссоздание реальности

субъективный аспект: психика, реальность, окружающий источник, проблема авторства. Источник не может дать 100% точной информации, всегда есть субъективный фактор.

Метод источниковедение имеет целью:

1. Установить информационные возможности источника, для получения фактических сведений об общественном развитии (полнота, достоверность, новизна этих данных)

2. Аргументировано оценить значение источника. Суть и своеобразие метода источниковедения заключается в признании иного сознания.

В триаде человек – произведение – человек методология источниковедения рассматривает 2 этапа взаимосвязей и соответственно 2 этапа исследовательской деятельности:

1. отношение произведения к той исторической реальности, в процессе которой оно было создано;

2. произведение в реальности современной эпохи.

Источниковедение – отрасль исторической науки, которая разрабатывает теорию и методику изучения и использования исторических источников.

Источник – весь комплекс документов и предметов материальной культуры, непосредственно отражающий исторические процессы и запечатление отдельных фактов, на основание которых воссоздаются представление о той или иной эпохе.

    Метод научной критики
  • нализ и синтез
  • историческое построение
  • признание другого сознания

Исторический источник – все созданное в процессе человеческой деятельности и несущее информацию о многообразных сторонах общественной жизни; отражение развития человеческого общества и являющиеся основой для его научного познания.

Предметом источниковедения является закономерность возникновения исторических источников и объективности отражения в них исторического процесса.

3. Соотношение понятий «исторический источник» и «исторический факт»

В середине XIX в. исторический факт не представлял проблемы. Ученые работали в уверенности, что после того, как исторические тексты подвергнуты критике, содержащиеся в них факты должны быть сочтены вполне реальными и действительными.

Л. Ранке полагал, что историк обращая свой взор на «чисто исторические факты», способен уловить ход вещей и вскрыть историческое прошлое. Для этого нужно строго описывать факты, каковы бы они не были. Условием постижения реальность Ранке считал подавление историком собственной индивидуальности, отказ от своего я. Это и есть «высший закон историка».

2-я половина XIX в. – начало XX в. – позитивизм. Наука по Конту не нуждается ни в какой стоящей в не ее философии. Реальное познание опирается лишь на наблюдаемые факты. Но что такое факт? Это, полагает Конт, нечто простое, объективное, стабильное и неизменное. С точки зрения позитивизма, познаваемость факта определяется его простотой. Исторические факты известны нам из текстов, следовательно, для установления исторической истины достаточно обратиться к источникам. Девиз Фюстель де Куланже: «Тексты, все тексты, ничего кроме текстов!» По убеждению Фюстеля де Куланже, «вся историческая наука сводилась к здравому толкованию документов. История есть «не наука рассуждений», а «наука» наблюдений. Историк должен хорошо видеть факты, а не создавать объяснения.

Конец XIX в., Ш. Ланглуа и Ш. Сеньобас: «исторические факты отличаются от фактов других наук, но по своей природе, а способом их познания, т.е. тем, что они узнаются по оставшимся от них следам».

Исторический метод уже не объективный, а субъективный. Историки всегда имеют дело не с реальностью, а с образами, и воспроизводят факты прошлого при помощи воображения. Факты восполняются рассуждением.

Лаппо-Данилевский: исторический факт в наиболее характерном, специфичным его смысле это «воздействие данной индивидуальности на среду, в особенности на общественную среду»

В декабре 1926 г., на годичном собрании Американской исторической ассоциации, тогдашний ее президент К. Беккер произнес речь на тему «Что есть исторические факты?». Анализируя понятие «факт» Беккер пришел к заключению, что оно далеко не так просто и недвусмысленно, как это полагали, ибо в любом историческом факте можно обнаружить множество входящих в него мелких фактов. Только в связи с бесчисленными другими фактами изучаемый историком факт приобретает смысл и значение. Беккер отметил, что историк имеет дело собственно не с самим фактом, совершившимся в прошлом, а с утверждением о нем.

Где лежит факт? «В чьём-то уме или же нигде». Сами факты ничего «не говорят» и не содержат никакого смысла, это историк говорит и наделяет их смыслом, поэтому не может быть единства.

Ч. Бирд: «историк, пишущий историю, осознанно или безсознательно совершает акт веры».

А.Я. Гуревич, Что такое исторический факт?

4. Этапы источниковедческого анализа

Источниковедческое исследование имеет свою определенную логическую последовательность изложения. Примерная схема изложения результатов источниковедческого исследования такова:

Введение. В нем обосновывается тема исследования, характеризуются его методы, историография (степень изученности данной темы в литературе), формулируются задачи исследования.

Глава первая «Характеристика источника» соответствует первому этапу источниковедческого анализа - изучению вопросов происхождения и авторства источников. Поэтому в ней могут даваться характеристики исторических условий возникновения источника, автора (создателя) источника, истории текста, истории публикаций источника. В связи с характеристикой автора и обстоятельств создания источника рассматривается вопрос об интерпретации источника (что имел в виду автор, создавая текст источника).

В главе второй «Анализ содержания источника» основное внимание уделяется полноте сведений источника и их достоверности. Выявленная фактическая информация систематизируется и последовательно анализируется.

Заключение содержит обобщенную оценку значения исследуемого источника и практические рекомендации по его использованию, исходя из проведенного исследования.

Разумеется, данная схема исследования весьма обобщенная, типовая. В зависимости от того, какие стороны источника представляют наибольшие сложности для изучения, последовательность этапов источниковедческого анализа будет несколько меняться применительно к теме исследования.

5. Исследование происхождения и содержания исторического источника

Этот этап имеет целью утвердить исследовательский подход к источнику как к произведению, возникновение которого было вызвано: условиями, в которых существовал данный тип социальной организации; целями, которые это общество перед собой ставило; возможностями, которыми оно располагало для реализации своих целей.

Источник есть феномен определенной культуры: он возникает в конкретных условиях и вне их не может быть понят и интерпретирован. Соотношения объективных общественных условий и авторской воли создателя источника в разных ситуациях различны. Когда мы говорим, что источник есть продукт человеческой психики, то этим подчеркиваем, что произведение (источник) создается целенаправленно и осознанно. Но при этом он создается в определенной исторической реальности и, возникнув, функционирует в этой реальности в соответствии с теми условиями (политическими, культурными, техническими), которые она ему устанавливает. Данный этап исследования имеет целью утвердить подход к изучаемому источнику как к фрагменту реальности, ее системному объекту. Исследователь обобщает уже известное науке знание о реальности, ставя перед собой вопрос о том, каким образом в этой реальности мог возникнуть (и действительно возник) рассматриваемый культурный феномен? Источник как материальный продукт целенаправленной человеческой деятельности, как исторический феномен вызван к жизни определенными условиями, задачами, целями. Поэтому важно понять, что представляла собой та историческая социальная реальность, в которой он возник. Любой источник не может быть интерпретирован вне той общекультурной ситуации, в которой он возник и функционировал. Лишь системное отношение к ситуации в целом (культурной, коммуникативной, скоростей передачи информации и др.) способствует более точному изучению источника, раскрытию его истинных функций и, следовательно, его интерпретации. Эти ситуации неоднозначны в обществах различного типа - в дописьменных, письменных, обладающих печатным станком или компьютером.

Еще один аспект проблемы - распространение официальной, подверженной различным цензурным запретам информации и информации бесцензурной. Способы их функционирования в обществе совершенно различны.

Изучение текста источника, а также его публикаций или воспроизведений имеют целью критическое прочтение того сообщения, которое хотел передать автор произведения, делая это осознанно и целенаправленно.

Текстологический анализ направлен на изучение вариантов исследуемого текста в тех материальных формах, в которых он был создан его автором. В литературоведении, изучающем художественный текст, особое значение приобретают анализ и сопоставление рукописных вариантов текста, изучение тех поправок и изменений, которые вносил в него автор. Это позволяет лучше понять авторский замысел и динамику его творческой работы над произведением. Изучение авторских текстов составляет один из важнейших этапов источниковедческого анализа.

Важно выяснить, имеется ли автограф произведения, что он собой представляет, как соотносятся между собой черновые и окончательные варианты, первоначальный и последующие тексты. История рукописи, ее последующих епископ и редакций не может не учитываться в ходе источниковедческого анализа. Наличие различных списков и редакций указывает на то, как относились к произведению читатели другого времени, как использовался, функционировал в культурной читательской среде текст источника. Самостоятельный интерес представляет вопрос о переводах источника на другие языки, а также история публикаций источника. На данном этапе источниковедческого анализа изучаются, таким образом, реальные тексты.

Интерпретировать текст вне произведения, в котором он представлен, невозможно. Ведь один и тот же текст в разных произведениях несет разную информацию.

Метод источниковедения как раз и направлен на то, чтобы рассматривать произведение как явление, и уже затем искать действенные пути для интерпретации заключенной в нем информации.

6. Источниковедческий анализ и историческое построение

Источники при всем многообразии структуры, содержания, происхождения, обстоятельств возникновения имеют общие свойства формы и содержания. Это создает возможность единого научного подхода к ним - разработки методов источниковедческого анализа и их воссоздания как феномена культуры - источниковедческого синтеза. Теоретические принципы и методы источниковедческого анализа постоянно обогащаются и развиваются в ходе научно-практической работы с историческими источниками.

Метод источниковедения имеет целью: 1) установить информационные возможности источника (или ряда однородных источников) для получения фактических сведений об общественном развитии (полнота, достоверность и новизна этих данных); 2) аргументированно оценить значение источника (или ряда однородных источников) с такой точки зрения. В соответствии с этим метод источниковедения проводится поэтапно, последовательно. Поэтому на каждом этапе решается своя исследовательская задача, достигается познавательная цель.

Как уже говорилось, произведение, в отличие от других материальных объектов, возникших вне участия человека (под влиянием природных сил), представляет собой некое «изделие».

Именно поэтому такой материальный (вещественный) объект и может служить источником для получения сведений о его творце (авторе), о том обществе, в котором мог возникнуть подобный замысел и имелись возможности его реализации именно таким, а не иным образом. Разумеется, произведения по степени завершенности, выраженности телеологического единства, цели могут быть весьма различными. Суть и своеобразие методологии источниковедения состоят в признании чужого (а не только своего) сознания.

В триаде «человек-произведение-человек» методология источниковедения различает два типа взаимосвязей и соответственно два типа исследовательской деятельности. При первом типе взаимосвязей рассматривается отношение произведения к той исторической реальности, в процессе функционирования которой оно было создано (отдельным человеком, группой авторов, может быть целым народом). При втором типе познающий субъект (источниковед) включает произведение в реальность современной ему эпохи.

Стремление опереться на достоверные свидетельства источников для воссоздания реальности прошлого было присуще историкам издавна. Оно послужило импульсом для формирования методов так называемой исторической критики, т. е. системы приемов проверки подлинности и установления достоверности исторических источников. Вопросы критики источников не могут быть рассмотрены без исследования вопросов интерпретации смысла произведения в его целом.

Исследователь обязан ясно осознавать, в какой исследовательской ситуации он в данный момент находится; отделять ту ситуацию, в которой он репродуктивно истолковывает произведение (т. е. стремится понять смысл, который вкладывал в произведение его автор), от другой, в которой он по-своему интерпретирует полученную с помощью данного подхода информацию в связи с современной ему реальностью (т. е. самостоятельно выстраивает свое, современное понимание реальности настоящего, опираясь на полученную информацию, дает свое когнитивное истолкование).

Ученый даже сравнивает обрисованную им ситуацию интерпретации источника с разговором двух собеседников, в ходе которого возникает новая атмосфера: «взаимопонимание, объединяя собеседников, преображает их так, что они уже не являются более тем, чем были раньше». Понятно, однако, что разговор собеседников и ситуация с источником в ходе источниковедческого анализа совершенно различны. Источник не меняет своего первоначального смысла в ходе обращения к нему исследователя. Возможна (что совершенно нежелательно) лишь подмена смысла источника каким-то другим, ему несвойственным смыслом. В ходе научного анализа источника голоса обоих субъектов - автора и исследователя - должны быть четко различимыми. Решению данной задачи соответствует оптимальная структура источниковедческого исследования. Лишь синтез двух взаимодополняющих подходов к изучению источника дает возможность представить изучаемый источник как явление культуры, как общечеловеческий феномен.

7. Проблема классификации исторических источников

Перед источниковедением стоят две основные задачи - эвристическая и аналитическая. Эвристическая задача - это ориентирование в многообразии исторических источников, их классификация. Аналитическая задача - это разработка методов анализа исторических источников, получения из них достоверной информации.

В ходе источниковедческого анализа источниковедение использует данные всех дисциплин и отраслей знания, которые дают возможность изучать произведения, созданные людьми, и анализировать их как источники информации об их создателях.

Э. Бернгейм «Введении в историческую науку» хорошо передает разнообразие форм исторических источников. Это - речь, письмо, изображение. Все источники этого типа он объединяет под общим названием «известия» (традиция). Среди них выделяются: устная традиция (песнь, рассказ, сага, легенда, анекдот, крылатые слова, пословицы); письменная традиция (исторические надписи, генеалогические таблицы, биографии, мемуары, брошюры и газеты); изобразительная традиция (иконография исторических личностей, географические карты, планы городов, рисунки, живопись, скульптура).

Другой тип исторических источников – «остатки», т. е. непосредственные результаты самих событий, среди которых Бернгейм выделяет такие виды: непосредственные следы жизни древних времен; данные языка; существующие обычаи, нравы, учреждения; произведения всех наук, искусств, ремесел как свидетельства о потребностях, способностях, взглядах, настроениях, состояниях, словом, степени всего развития их творцом и его кремени; деловые акты, протоколы и всевозможные административные документы; монументы и надписи, не содержащие каких-либо сведений (пограничные знаки, монеты и медали); законодательные, делопроизводственные и тому подобные документы.

Существует несколько способов классификации исторических источников. Исторический источник подразделяются на 7 гр: письменные, вещественные, этнографические, устные, лингвистические, фотодокументы, фонодокументы. Например, письменные источники включают летописи, законодательные акты, материалы делопроизводства, протоколы, договоры, дневники, мемуары, переписки, а вещественные: картины, рельефы, изображения на стенах или на любой другой поверхности и др.

Исторический источник также можно разделить на внутренние (то есть созданные внутри исследуемого региона) и внешние (когда описание создается людьми, выходящими за пределы данного исторического контекста, как например Арабские источники по истории Африки).

Исторические источники также делят на намеренные и ненамеренные. М. Блок в качестве примера намеренного источника приводит «Историю» Геродота, а в качестве примера ненамеренного источника — древнеегипетский погребальный папирус. Т. о. намеренные источники — это те источники, которые создавались с расчётом на то, что их будут изучать потомки. Примеры намеренных источникоы — хроники, мемуары. Ненамеренные источники не предназначались для потомков. Примеры ненамеренных источников — деловая переписка, служебные документы. Оба типа источников имеют свои + и -. Намеренный источник как правило передают хронологию исторических событий и их связь. В то же время эти источники часто ангажированы. Ненамеренные источники часто фрагментарны, но они дают историку те сведения, которые отсутствуют в намеренных источниках (например по причине того, что современники не считали эти сведения достаточно значимыми для передачи потомкам).

В качестве исторического источника, как правило, выступают первоисточники, на основании которого создаются вторичные источники, однако иногда и вторичный источник может выступать в качестве первичного.

9. Структура источниковедческого исследования

11. Летописи как исторический источник

Традиционно летописями в широком смысле называют исторические сочинения, изложение в которых ведется строго по годам и сопровождается хронографическими (годовыми), часто календарными, а иногда и хронометрическими (часовыми) датами. В узком смысле слова летописями принято называть реально дошедшие до нас летописные тексты, сохранившиеся в одном или нескольких сходных между собой списках. Иногда небольшие по объему летописи - чаще всего узкоместного или хронологически ограниченного характера - называют летописцами (Рогожский летописец, Летописец начала царств и т.п.). Как правило же, под летописью в исследованиях подразумевается комплекс списков, объединяемых в одну редакцию (скажем, Лаврентьевская летопись, Ипатьевская летопись). При этом считается, что в их основе лежит общий предполагаемый источник.

Летописание велось на Руси с XI по XVII в. Поздние русские летописи (XVI-XVII вв.) существенно отличаются от летописей предшествующего времени. Поэтому работа с ними имеет свою специфику. В то время летописание как особый жанр исторического повествования угасало. Ему на смену приходили иные виды исторических источников: хронографы, Синопсис и т. п. Период сосуществования этих видов источников характеризуется своеобразным размыванием видовых границ. Летописи все больше приобретают черты хронографического (точнее, гранографического) изложения: повествование ведется по «граням» - периодам правления царей и великих князей. В свою очередь, поздние хронографы могут включать в свой состав летописные материалы (иногда целые фрагменты летописей).

Еще в XIX в. было установлено, что практически все сохранившиеся летописные тексты являются компиляциями, сводами предшествующих летописей.

Реконструкции текстов сводов - задача сложная и трудоемкая (примерами могут служить реконструкции Древнейшего свода 1036/39 гг., Начального свода 1096/97 гг., I, II и III редакций Повести временных лет, созданные А.А. Шахматовым; академическое издание реконструкции текста Повести временных лет, подготовленное Д.С. Лихачевым). К ним прибегают для того, чтобы прояснить состав и содержание текста гипотетического свода. В основном такие реконструкции имеют иллюстративное значение. Вместе с тем известен случай научной реконструкции М.Д. Присёлковым Троицкой летописи, список которой погиб во время московского пожара 1812 г. Благодаря этой реконструкции Троицкий список был вновь введен в научный оборот. Реконструкции протографов допустимы, как правило, на заключительной стадии источниковедческого исследования, поскольку позволяют конкретнее представить результаты работы над текстами летописных списков. Однако их не принято использовать в качестве исходного материала.

>При работе с летописными материалами следует помнить о неточности и условности научной терминологии. Это связано, в частности, с «отсутствием четких границ и сложностью истории летописных текстов», с «текучестью» летописных текстов, допускающих «постепенные переходы от текста к тексту без видимых градаций памятников и редакций». Следует различать, идет ли в исследовании речь о летописи как об условной редакции или о конкретном списке; не путать реконструкции летописных протографов с дошедшими до нас текстами списков и т. д.

Уточнение летописеведческой терминологии - одна из насущных задач летописного источниковедения. До настоящего времени «в изучении летописания употребление терминов крайне неопределенно.

Одним из самых сложных в летописеведении является понятие авторства. Ведь, как уже отмечалось, почти все известные летописи - результат работы нескольких поколений летописцев.

Уже поэтому само представление об авторе (или составителе, или редакторе) летописного текста оказывается в значительной степени условным. Каждый из них, прежде чем приступить к описанию событий и процессов, очевидцем или современником которых он был, сначала переписывал один или несколько предшествующих летописных сводов, бывших в его распоряжении.

Для автора летописи критерием достоверности его личных впечатлений было их соответствие коллективному опыту общества.

По-иному обстояло дело, когда летописец подходил к созданию оригинального, «авторского» текста о современных ему событиях, участником или очевидцем которых он был либо о которых узнавал от свидетелей. Здесь индивидуальный опыт автора или его информаторов мог вступать в противоречие с общественной памятью. Однако этот явный парадокс исчезал, когда в происходящем удавалось различить черты высшего для христианского сознания исторического опыта. Для летописца Священная история - вневременная и постоянно заново переживаемая в реальных, «сегодняшних» событиях ценность. Событие существенно для летописца постольку, поскольку оно, образно говоря, являлось событием.

Отсюда следовал и способ описания - через прямое или опосредованное цитирование авторитетных (чаще всего сакральных) текстов. Аналогия с уже известными событиями давала летописцу типологию существенного. Именно поэтому тексты источников, на которые опирался летописец, являлись для него и его современников семантическим фондом, из которого оставалось выбрать готовые клише для восприятия, описания и одновременной оценки происходившего. Судя по всему, индивидуальное творчество затрагивало главным образом форму и в гораздо меньшей степени содержание летописного сообщения.

Замысел должен позволить непротиворечиво объяснить: 1) причины, побуждавшие создавать новые своды и продолжать начатое когда-то изложение; 2) структуру летописного повествования; 3) отбор материала, подлежащего изложению; 4) форму его подачи; 5) подбор источников, на которые опирался летописец.

Путь выявления замысла - обратный: по анализу содержания текстов, на которые опирался летописец (и общих идей произведений, которые он брал, за основу изложения), по литературным формам, встречающимся в летописи, следует восстановить актуальное для летописца и его потенциальных читателей содержание летописных сообщений, свода в целом, а уже на этом основании пытаться вычленить базовую идею, вызвавшую к жизни данное произведение.

12. «Повесть временных лет»: происхождение, авторство, редакции, внутренняя структура

Начало древнерусского летописания принято связывать с устойчивым общим текстом, которым начинается подавляющее большинство дошедших до нашего времени летописных сводов. Текст «Повести временных лет» охватывает длительный период - с древнейших времен до начала второго десятилетия XII в. Это один из древнейших летописных сводов, текст которого был сохранен летописной традицией. В разных летописях текст Повести доходит до разных годов: до 1110 г. (Лаврентьевский и близкие ему списки) или до 1118 г. (Ипатьевский и близкие ему списки). Обычно это связывают с неоднократным редактированием Повести. Сличение обеих редакций привело А.А. Шахматова к выводу, что в Лаврентьевской летописи сохранился текст первой редакции, осуществленной игуменом Выдубицкого монастыря Сильвестром. Текст статей 6618-6626 гг. связывается со второй редакцией Повести временных лет, проведенной, видимо, при старшем сыне Владимира Мономаха новгородском князе Мстиславе. Одновременно указание на то, что автором Повести был какой-то монах Киево-Печерского монастыря, Нестор. По мнению А.А. Шахматова, летопись, которую принято именовать Повестью временных лет, была создана в 1112 г. Нестором – предположительно автором двух известных агиографических произведений - Чтений о Борисе и Глебе и Жития Феодосия Печерского.

Летописные своды, предшествовавшие Повести временных лет: в составе Новгородской I летописи сохранился текст летописного свода, предшествовавшего Повести временных лет. Повести временных лет предшествовал свод, который А.А. Шахматов предложил назвать Начальным. Исходя из содержания и характера изложения летописи, его было предложено датировать 1096-1099 гг. По мнению исследователя, он-то и лег в основу Новгородской I летописи. Дальнейшее изучение Начального свода, однако, показало, что и он имел в своей основе какое-то произведение (или произведения) летописного характера. Из этого Л.А. Шахматов сделал вывод о том, что в основе Начального свода лежала какая-то летопись, составленная между 977 и 1044 гг. Наиболее вероятным в этом промежутке Л.А. Шахматов считал 1037г., под которым в Повести помещена похвала князю Ярославу Владимировичу. Это гипотетическое летописное произведение исследователь предложил назвать Древнейшим сводом. Повествование в нем еще не было разбито на годы и было сюжетным. Годовые даты (хронологическую сеть) в него внес киево-печерский монах Никои Великий в 70-х годах XI в.

M.П. Тихомиров обратил внимание на то, что в Повести лучше отражено время правления Святослава Игоревича, нежели Владимира Святославича и Ярослава Владимировича. На основапии сравнительного изучения Повести и Новгородской I летописи ученый пришел к выводу, что Повесть базировалась на монотематической Повести о начале Русской земли, рассказывавшей об основании Киева и первых киевских князьях.

Д.С. Лихачев полагает, что Начальному своду предшествовало Сказание о первоначальном распространении христианства на Русы. Это был монотематический рассказ, составленный в начале 10-х гг. XI в. В Сказание входили: сказания о крещении и кончине княгини Ольги; о первых русских мучениках варягах-христианах; о крещении Руси; о Борисе и Глебе иПохвала князю Ярославу Владимировичу.

Л.В. Черепнин, Сопоставив текст Повести с похвалой князю Владимиру Иакова Мниха, пришел к выводу, что в основе последней лежал свод 996 г. Этот текст опирался на краткие летописные заметки, которые велись при Десятинной церкви в Киеве. Было также высказано предположение, что к составлению свода Десятинной церкви причастен Анастас Корсунянин.

Новгородские своды XI в.: вместе с Киево-Печерским сводом 1074 г. (так называемый свод Никона) он лег в основу Начального свода. В основе новгородского свода третьей четверти XI в., как полагал А.А. Шахматов, лежали Древнейший киевский свод 1037 г. и какая-то более ранняя новгородская летопись 1017 г., составленная при новгородском епископе Иоакиме.

Б.А. Рыбаков связывал составление такого свода с именем новгородского посадника Остромира (1054-1059 гг.). По мнению исследователя, это была светская летопись, обосновывавшая самостоятельность Новгорода, его независимость от Киева.

Устные источники в составе Повести временных лет: под 1096 г. летописец упоминает новгородца Гюряту Роговича, рассказавшего ему югорскую легенду о народах, живущих на краю земли в «полунощных странах».

Иностранные источники Повести временных лет: Значительную часть их составляют зарубежные хроники, прежде всего греческие. Наиболее многочисленны заимствования из перевода Хроники Георгия Амартола. Сама Хроника была создана около 867 г. и охватывала всемирную историю от Адама до смерти византийкого императора Феофила (812 г.). Из Хроники были заимствованы сведения, связанные с историей славян, и прежде всего с первыми походами Руси на Константинополь.

Другим важным источником Повести стал Летописец константинопольского патриарха Никифора (806-815 гг.), который содержал хронологический перечень важнейших событий всемирной истории, доведенный до года смерти автора (829 г.). Еще одним важным источником Повести, по мнению А.А. Шахматова, поддержанному рядом исследователей, стал какой-то не дошедший до нашего времени Хронограф особого состава. В него входили фрагменты уже упоминавшейся Хроники Георгия Амартола, а также греческих хроник Иоанна Малалы, Хроника Георгия Синкелла и Пасхальная хроника.

Использовался в Повести и текст еврейского хронографа Книга Иосиппон, составленного в южной Италии в середине X в. В основе - латинский перевод «Иудейских древностей»и пересказ «Иудейской войны» Иосифа Флавия. Основным источником образных представлений первых русских летописцев были произведения сакрального характера, прежде всего Священное писание.

Для составления летописей широко привлекалась и апокрифическая литература, которая в XI-XII вв. бытовала наряду с богослужебными книгами. Использовалось составителем Повести и Житие Василия Нового - греческое агиографическое произведение.

Внутренняя структура: ПВЛ состоит из недатированного «введения» и годовых статей разного объема, содержания и происхождения. Эти статьи могут иметь характер 1) кратких фактографических заметок о том или ином событии, 2) самостоятельной новеллы, 3) части единого повествования, разнесенного по разным годам при хронометрировании первоначального текста, не имевшего погодной сетки, и 4) «годовых» статей сложного состава.

13. Летописание XII – XVI вв. Основные центры, особенности содержания

Местное летописание XII-XIII вв. Южнорусское летописание Источниками изучения южнорусского летописания XII-XIII вв. служат, в первую очередь, Ипатьевский (начало XV в.), близкие ему Хлебниковский (XVI в.), Погодинский (XVII в.), Ермолаевский (конец XVII - начало XVIII в.) и другие списки, а также списки Воскресенской и основной редакции Софийской I летописей. В ХII-ХIII вв. на юге Руси летописание систематически велось лишь в Киеве и Переяславле Южном. В Чернигове же существовали только семейные княжеские летописцы.

К и е в с к о е летописание, с одной стороны, как будто продолжало традицию Повести временных лет. С другой - утратило общегосударственный характер и превратилось в семейную летопись киевских князей. Оно велось непрерывно в течение всего XII в.

Летописание Северо-Востока Источники изучения летописания русского Северо-Востока за XII-XIII вв. включают Радзивиловский (конец XV в.) и Московский Академический (XV в.) списки, восходящие к общему протографу (Радзивиловская летопись), Летописец Переяславля Суздальского (список 60-х годов XV в.) и Лаврентьевский список 1377 г. По мнению М.Д. Присёлкова, центральной идеей этого (великокняжеский Владимирский свод 1281 г.) свода было доказательство приоритета Владимира «среди союзных феодальных русских княжеств (в противовес галицкому своду конца XIII в.).

Владимиро-Суздалъское летописание как самостоятельная ветвь берет свое начало с 1158 г., когда во Владимире-на-Клязьме начали нестись непрерывные местные записи при дворе Андрея Боголюбского. В 1177 г. они были объединены с отдельными летописными заметками Юрия Долгорукого в великокняжеский свод, опиравшийся, кроме того, на епископский южнорусский (переяславский) Летописец. Продолжением его стал летописный свод 1193 г., включивший также материалы княжеского Летописца Переяславля Южного. В 1212 г. на его основе был создан лицевой свод (т. е. украшенный миниатюрами, копии которых ныне можно видеть в Радзивиловском списке) великого князя Владимирского. До этого момента летописание, вероятно, велось при владимирском Успенском соборе. Затем летописный свод приобрел светские черты, что связывают с ухудшением отношений владимирского князя Юрия с епископом Иваном. Скорее всего, составление свода 1212 г. было поручено человеку, близкому великому князю. В дальнейшем вследствие монгольского нашествия и разорения Владимира собственно Владимирское летописание затухает.

Ростовское летописание продолжило традиции владимирских великокняжеских сводов. Здесь уже в начале XIII в. был создан местный княжеский летописец, во многом сходный с владимирским. В 1239 г. появилось продолжение великокняжеского Владимирского свода, побравшего и известия Ростовского свода 1207г.

В основу северо-восточной летописной традиции была положена идея о переходе центра Русской земли из Киева по Владимир-на-Клязьме.

Новгородское летописание Источниками изучения новгородского летописания XII-XIII вв. служат Синодальный список (XIII - первая треть XIV в.) Новгородской первой летописи (старший извод), а также списки Комиссионный (XV в.), Академический (вторая половина XV и.) и Троицкий (вторая половина XV в.), объединяемые в ее младший извод. Их анализ позволяет установить, что в Новгороде с середины XI в. летописная традиция не прерывалась вплоть до XVI в.

История летописания Новгорода Великого. Около 1136 г., по-видимому, в связи с изгнанием из Новгорода князя Всеволода, по указанию епископа Нифонта был создан Софийский владычный свод, переработавший новгородскую княжескую летопись, которая велась с середины XI в. Еще одним источником служил также киевский Начальный свод 1096 г., легший в основу новгородского летописания. Возможно, в создании первого владычного свода участвовал известный клирик Новгородской Софии Кирик. В начале XIII в. появился новый владычный свод. Его создание было как-то связано с падением Константинополя в 1204 г. vВо всяком случае, завершался он рассказом о взятии византийской столицы крестоносцами.

К XIV в. относятся первые летописи, претендующие на освещение истории всех Русских земель (хотя на самом деле в них отображались, как правило, лишь события, происходившие и Северо-Восточной Руси). Источниками для изучения зарождения общерусского летописания служат прежде всего Лаврентьевская и Троицкая летописи.

В связи с тем что в 1305 г. великим князем владимирским стал тверской князь Михаил Ярославич, центр великокняжеского летописания переместился в Тверь, где, вероятно, еще в конце XIII в. начинают вестись летописные записи. Создание здесь великокняжеского свода начала XIV п. совпало с усвоением Михаилом Ярославичем нового титула - «великий князь всея Руси».

Как общерусский, свод включил не только местные, но и новгородские, рязанские, смоленские, южнорусские известия и имел явную антиордынскую направленность. Свод 1305 г, стал основным источником Лаврентьевской летописи. С переходом ярлыка па великое княжение в руки Ивана Калиты зародившаяся в Твери традиция общерусского летописания переходит в Москву. Здесь приблизительно в 1389 г. был создан Летописец великий русский. Анализ его показывает, что при князе Юрии Даниловиче в Москве, видимо, летописных записей не велось. Отдельные фрагменты подобной работы (семейная хроника) отмечаются при московском княжеском дворе только с 1317 г. Чуть позднее, с 1327 г. летописание начало вестись при митрополичьей кафедре, перенесенной за год до того в Москву. Судя по всему, с 1327 г. здесь непрерывно ведется единая летопись.

Скорее всего, летописание в тот период велось при митрополичьем дворе. На это указывает характер годовых записей: летописец гораздо внимательнее относится к переменам на митрополичьем престоле, а не на великокняжеском. Впрочем, это вполне объяснимо. Не будем забывать, что именно митрополиты, а не великие князья традиционно имели в то время в своей титулатуре упоминание «всея Руси», которая им (хотя бы номинально) подчинялась. Тем не менее появившийся свод был не собственно митрополичьим, а великокняжеско-митрополичьим. Этот свод (по датировке А.А. Шахматова - 1390 г.), вероятно, и получил название Летописец великий русский. Следует, однако, отметить, что кругозор составителей нового свода был необыкновенно узким. Московский летописец видел значительно меньше, чем составители тверских великокняжеских сводов. Впрочем, по мнению Я.С. Лурье, так называемый Летописец великий русский по своему происхождению мог быть и тверским.

Следующий этап развития общерусского летописания в существовавших самостоятельных землях и княжествах был связан с усилением роли и влияния митрополита «всея Руси». Таков был итог длительного противостояния московского великого князя и церкви в годы правления Дмитрия Ивановича Донского. С именем митрополита Киприана связывают идею создания нового летописного свода. Он включал историю русских земель, входивших в русскую митрополию, с древнейших времен. В него должны были войти, по возможности, материалы всех местных летописных традиций, в том числе отдельные летописные записи по истории Великого княжества Литовского. Первым общерусским митрополичьим сводом стала так называемая Троицкая летопись 1408 г., отразившаяся преимущественно в Симеоновском списке.

После нашествия Едигея и в связи с последовавшей затем, борьбой за московский престол между наследниками Дмитрия Донского центр общерусского летописания вновь переместился в Тверь. В результате усиления Твери в 30-х годах XV в. (по последней датировке Я.С. Лурье - в 1412 г.) здесь появилась новая редакция свода 1408 г., непосредственно отразившаяся в Рогожском летописце, Никоновской и (опосредованно) Симеоновской летописях. Важным этапом в становлении общерусского летописания стало составление свода, который лег в основу большой группы летописных списков, объединяемых в Софийскую I и Новгородскую IV летописи. Расчет годов, помещенный под 6888 (1380) г., позволил Л.Л. Шахматову определить дату его создания как 1448 г. Составитель свода 1448 г. отразил изменившийся кругозор читателя своего времени. Под его пером достаточно четко оформилась идея необходимости объединения московских земель с Ростовом, Суздалем, Тверью и Новгородом Великим для совместной борьбы с «погаными». Летописец «впервые поставил этот вопрос не с узкомосковской (или тверской), а с общерусской точки зрения (использовав в этом случае и южнорусское летописание).

Свод 1448 г. не дошел до нас в первоначальном виде. Возможно, это связано с тем, что он поневоле, в силу времени своего создания, имел компромиссный характер, подчас парадоксально объединяя московскую, тверскую и суздальскую точки зрения.

Тем не менее он лег в основу почти всех русских летописей последующего периода (прежде всего, Софийской I и Новгородской IV), так или иначе перерабатывавших его.

14. Общерусские летописные своды к. XV – XVI вв.: официальное и неофициальное летописание

Официальное летописание. Московский летописный свод конца XV в. - это развернутые сообщения о важнейших актах великокняжеской политики, о великокняжеской семье, о строительстве в Москве и других городах и т. п. Почти все оценки, встречающиеся здесь, носят вполне официальный характер, оправдывая действия великого князя московского. Свод дошел до нас как в более или менее полном виде, так и в виде фрагментов за 80-90-е годы XV в., присоединенных к сводам неофициального характера.

С начала XVI в. на Руси существовала уже единая общерусская летописная традиция, связанная с великокняжеской канцелярией. По справедливому замечанию Я.С. Лурье, в XVI в. летописание велось с большой тщательностью и полнотой, но было сугубо официальным и жестко централизованным. Летописи XVI в. почти никогда не «спорят» между собой. Они лишь послушно реагируют на изменения в государственной политике.

Важным этапом в завершении унификации русского летописания под эгидой Москвы стала Никоновская летопись. Она была составлена в конце 20-х годов XVI в. в Москве, при дворе митрополита всея Руси Даниила Рязанца (1522-1539). Целью создания летописи стала подготовка к собору 1531 г., на котором подверглись осуждению взгляды «нестяжателен» па церковное землевладение.

Между 1542 и 1544 гг. была составлена Воскресенская летопись - официальная летопись первой половины XVI в. В основу Воскресенской летописи положен Mосковский летописный свод 1508 г.

К концу 50-х годов XVI в. относят появление Летописца начала царств, составленного, видимо, при непосредственном участии Л.Ф. Адашева. Он охватывает небольшой период времени с 1533 по 1556 гг. - и освещает преимущественно две темы: укрепление «самовластия» Ивана IV и присоединение Казани. Основные идеи Летописца близки официальным идеологическим установкам начального периода правления Ивана Грозного. Существенно отредактированные тексты Летописца были использованы при составлении последних двух томов Лицевого свода.

Никоновская и Воскресенская летописи представляют вполне оформившуюся единую русскую официальную летописную традицию. Эти качества и определяют, прежде всего, характер и трактовку сохранившихся в них сведений и, следовательно, отношение к ним исследователя, изучающего по этим летописям историю конца XV - первой половины XVI в. В таком унифицированном виде общерусское летописание просуществовало до (60-х годов XVI в., пока резкие перемены в годы опричнины не привели сначала к срочной переработке официальной летописи, а затем и к полному ее прекращению.

В начале 60-х годов XVI в. только что составленный новый список Никоновской летописи (Патриарший) был использован для создания Степенной книги царского родословия - своеобразного литературно-исторического произведения.

Называется книга так потому, что весь ее текст был разбит на 17 «степеней» (ступеней), по которым как бы двигалась история Русской земли. Основная идея - представить русскую историю как деяния святых московских государей и их предков. Цель создания Степенной книги определила отношение се автора к историческому материалу: он не отличается точностью и достоверностью. Степенная книга оказала большое влияние на последующие исторические и публицистические произведения, хотя источниковедческая ценность приводимых в ней сведений крайне мала.

Самым крупным летописно-хронографическим произведением средневековой России стал так называемый Лицевой свод Ивана Грозного. Эта «историческая энциклопедия XVI в.» состоит из 10 томов, почти каждая из страниц которого украшена миниатюрами (всего более 16 тыс. миниатюр). Три первых тома посвящены всемирной истории, а последующие семь - русской. Они создавались в царской кпигописной мастерской при соборном храме Покрова Богородицы в Александровской слободе в течение почти целого десятилетия - с 1568 по 1576 г. Будучи единым целым, они освещают историю от сотворения мира до 7075 (1568) г. Причины прекращения работы над Лицевым сводом неизвестны.

Неизвестны и причины прекращения существования летописи как жанра исторического повествования. Лицевой свод стал последним общерусским сводом. После него летописная традиция угасла. И хотя в XVII - первой половине XVIII в. продолжали вестись местные и частные записи, внешне напоминавшие летописи, они уже не могут дать и не дают общей картины истории страны.

Неофициальное летописание. Наряду с официальным общерусским летописанием существовали летописи, составлением которых занимались частные лица. Такие летописи не имели официального характера и подчас, противостояли великокняжеским сводам. Существование неофициального летописания во второй половине XV в., так же как и великокняжеских летописей того времени, было открыто А.Л.Шахматовым.

Неофициальный характер Кирилло-Белозерского свода 70-х годов XV в. (он не был даже официальным сводом монастыря) позволял его составителям высказывать независимые суждения о политике великого князя, поддерживать опальных политических и церковных деятелей (например, ростовского архиепископа Трифона, московского воеводу Федора Басенка и др.), критически отзываться о ярославских чудотворцах. Следует подчеркнуть, что данный свод, несмотря на его, казалось бы, частный характер, на самом деле был общерусским. Об атом говорят круг источников, использованных его составителями, и широта затрагиваемых в нем тем. Именно благодаря общерусскому характеру он получил большое - хотя, естественно, неофициальное распространение.

Другим примером местного независимого летописания является неофициальный свод 1489 г., составленный при ростовской архиепископской кафедре, точнее, в кругах, близких к ней.

В конце XV - начале XVI в. этот свод был отредактирован в кругах, близких к ростовскому архиепископу Тихону. Возможно, именно в это время в него были включены фрагменты великокняжеской летописи. Одним из источников уже упоминавшегося митрополичьего свода 1518 г. был особый свод 80-х годов XV в. Предположение о его существовании высказал A.M. Насонов. Дата его составления не поддается уточнению (последнее известие датируется 1483 г.). Правда, имеются достаточные основания, чтобы утверждать, что он был составлен в московских церковных кругах, близких митрополиту Геронтию. Этот свод отличается резко критическим отношением к великокняжеской власти. В то же время существуют сомнения относительно того, был ли он официальной митрополичьей летописью, как считал A.M. Насонов.

Неофициальный московский свод 80-х годов XV в. и ростовский свод 1489 г. были последними памятниками независимого летописания. Скорее всего, они составлялись в каких-то монастырях, а не в митрополичьей или архиепископской канцеляриях. Естественно, что их оппозиционность московским властям (особенно московского свода) вызвала противодействие со стороны великого князя. С конца XV в. независимое общерусское летописание (по всяком случае в центре) было прекращено.

15. Законодательные акты, как исторический источник, общая характеристика

С официальным законодательством человек в добуржуазном обществе сталкивался нечасто. Видимо, с этим связана размытость в древности понятия о законодательном памятнике: все ранние законы передаются в окружении текстов, не имеющих собственно юридического характера. Большая же часть повседневных отношений средневекового человека с окружающими регулировалась нормами обычного права. Она слабо рефлексировалась и не находила отражения в памятниках письменного права.

Нормы обычного права могли рассмагриваться в качестве источника письменных правовых норм, которые были призваны регулировать либо отношения между новыми, прежде не существовавшими социальными группами, либо новые отношения, в которые не вступали члены традиционнго общества. В какой-то степени роль, эквивалентную римскому праву, на Руси играли правовые нормы, зафиксированные в Библии.

При изучении законодательных источников следует помнить, что каждая правовая норма и закон в целом формулируют желательные ≪стандарты≫ поведения и поступков.

Кроме того, нельзя забывать, что до сер XVII в. на Руси ни один закон никогда полностью не выполнялся.

Определенные сложности в изучении ранних законодательных источников вызывает разделение их на отдельные статьи. При этом учитываются киноварные заголовки, инициалы (или пропуски для них), грамматич структура фраз.

>Примеры: Псковская Судная грамота, Новгородская судная грамота, Двинская уставная грамота (последние годы XIV в.), Нелозерскую уставную грамоту 1488 г. (предшественница судебника 1497г.)

16. «Русская правда»: редакции, списки, источниковедческие проблемы изучения

Начальные фазы законотворчества в Древнерусском государстве практически не отразились в дошедшем до нас комплексе письменных источников. Исключением являются ссылки на статьи некоего Закона Русского, которые встречаются в договорах Руси с греками. Именно Закон Русский лег в основу первых дошедших до нас памятников письменного права Древней Руси, которые принято обобщенно называть Русской Правдой.

Древнейшим из них является Краткая Правда (20-70-е годы XI В.). Она представл собой кодекс норм прецедентного права. Всеми этими нормами регламентируются отношения в пределах княжеского хозяйства, вынесенного за пределы официальной столицы государства.

Краткая Правда сохранилась в двух списках XV в. (в составе Новгородской I летописи младшего извода) и 11 списках XVI11—XIX вв. По структуре и источникам, которые вошли в ее состав, Краткую Правду принято делить на Правду Ярослава и Правду Ярославичей. Однако в более поздней Пространной Правде речь идет только об отмене кровной мести, но и замене ее денежным штрафом. Нов редакцию Правды связывают с городск восстаниями 1068-1071 гг., поскольку в нее вводятся повышенные денежн штрафы за убийство княжих людей. Остальные статьи Краткой Правды, отчасти повторяющие нормы Древнейшей Правды, принято считать дополнительными, введенными позднее. К более позднему времени относят также Покон вирный, устанавливающий нормы прокорма сборщиков судебных платежей, и Урок мостникам, определяющий расценки за мощение новгородских улиц (оба датируются пер пол XII в.). Несмотря на, возможно, составной характер, Краткая Правда рассматривается как единый цельный памятник, возникший в результате целенаправлен редактирования ее текста на руб XI-XII вв.

Появление перв памятника письменного права было вызвано тем, что в княжеском окружении начали формироваться новые, нетрадиционные социальные отношен, не подпадавшие под обычные нормы.

В основу письменного законодательства легли библейские нормы.

Ко второму-третьему десятилет XII в. обычно относится появление Пространной Правды. В XVIII вв. Все списки Пространной Правды объединяются в 3 вида (извода). Синодально-Троицкий вид, Пушкинско-Архиограграфический, Карамзинский вид.

Пространная Правда имеет самостоятельную основу, расширинную текстами Краткой Правды (в переработанном виде) и Устава Владимира Мономаха (1113 г.). Пространная Правда чаще всего рассматривается как памятник новгородского гражданского законодательства, хотя количство списков и распространенность в различных юридических сборниках позволяют относить ее к общерусскому законодательству.

Наиболее спорным памятником является Сокращенная Правда, сохранившаяся в двух списках XVII в. Обычно ее датируют кон XV в. В дошедшем виде Сокращенная Правда появилась в Пермской земле, после присоединения ее к Московскому княжеству. Большинство исследователей видят в этом памятнике простое сокращение текста Пространной Правды.

17. Литературные произведения ДР: духовная литература

Смысл: буквальный (явное и тайное), символический, аллегорический, нравственный.

Особенности: 1) вся литература была христианской (переводные и богослужебные) и оригинальная древнерусская начала формироваться в к. XI в.; 2) место происхождения оригинального текста; 3) слечение и сравнение исходного и переводного текста.

Духовная литература: каноническая (законная/обязательная) и апокрифическая (тайная, отреченная лит-а), которая делится на верочитную и ложную.

Жанры:

Скриптурный (Ветхий и Новый Заветы)

Литургический (служение): минеи, кандакарии и т.п.

Вероучительная: поучения, толкования

Адиографическая (жизнеописания)

Переводов Библий на славянский до XV в. не существовало. «Псалтырь» - 1-я перевадная, книга «Царств», «Апокалипсис» - к X в. Кириллом и Мефодием.

1-й переводной центр – в Киеве, при Ярославле Мудром

«Главы о молитве» - Нил Синайский.

Житейные – патерик (биография + поучения) и минеи (своеобразная энциклопедия имен, для семейного чтения, например великие Четьи-минеи)

Апокрефическая литература «Иудейская война» и «Иудейские древности» Иосифа Флавия. Переводы византийских хроник (хроники Иоанна Миалы), приданий, легенд (Амиров Изборник – отрывки из Одиссеи и Илиады) на древнерусский язык. Повесть о «Ворлоаме и Иоасафе» - жизнеописания Будды (перевод с грузинчкой повести). XIV – XV вв. басни о Соломоне, Царе и Китарасе. «Прения о животе и смерти» - перевод с немецкого на русский. В нач. XVII в. – «О золотом руне волшебника Авна» Также космография, физиология, шестоднев.

Оригинальная древнерусская литература: поучения и послания.

1038 г. - «Слово о Законе и Благодате», «Поучение о пользе душевной ко всем православным христианам» метрополита Иллариона; Лука Жидятя «Поучение к братии», метрополит Георгий «Стяжание с латиною».

к XIII в. «Слово метрополита Кирилла», «Слово Серафиона Владимерского» - обличали пороки русского общества.

Накануне 1524 г. трактат «О конце светв» Николаса Булефа. Иосиф Волоцкий продолжал тему Москва – третий Рим.

18. Литературные произведения ДР: светская литература

Переводы светской литературы. Прежде всего это многочисленные византийские хроники, составившие, как уже говорилось, основу древнерусского летописания. Этим, однако, не исчерпывалась их роль: посредством таких хроник человек древней Руси знакомился с гораздо более широким кругом западноевропейской литературы. Так, античная литература стала известна на Руси благодаря прежде всего переложениям ее в Хронике Иоанна Малалы. Рефлексией гомеровских сюжетов, скорее всего, является ряд образов, встречающихся в «Слове о полку Игореве» (Дева-Обида, «века Троими», Див и др.). Светский характер имели Повесть об Акире Премудром и Девгениево деяние («Деяние прежних времен храбрых человек» - византийское эпическое произведение), известные с первых веков древнерусской письменности. К подобным произведениям можно отнести и распространенную, вероятно, уже в Киевской Руси Повесть о Варлааме и Иоасафе. Это - переложение в виде житийной понести истории Гаутамы-Будды (Иоасаф - славянская транскрипция Бодхисатвы). В XIV-XV вв. особое распространение получают О Соломоне цари басни и кощуны и о Китоврасе.

Еще большее значение имело появление на Руси в то же время сербской Александрии (роман об Александре Македонском) и Повести о Стефаните и Ихнилате (древнейший список - Синодальный - 1478 г.). В XV в. на Руси стали известны также популярные во всей Европе Сказание об Индийском царстве (южнославянский перевод с латинского оригинала письма легендарного «пресвитера Иоанна») и Прение о животе и смерти.

Наряду с хрониками на Русь попадали и иные научные (говоря современным языком) трактаты; Космографии, описывавшие мир, Физиологии, рассказывавшие о животных, населявших дальние и ближние страны, Шестодневы, повествовавшие не только о сотворении мира, но и об устройстве Земли и вселенной (включая античную и западноевропейскую средневековую естественно-научную традицию). Самой авторитетной считалась Космография, приписываемая Козьме Индикоплову. Из множества Шестодневов (всего их известно 125 - разных авторов) в раннем периоде наиболее популярен был Шестоднев Иоанна, экзарха Болгарского (конец IX - начало X в.).

Знакомство с памятниками литературы Западной Европы и Востока не только расширяло кругозор древнерусских книжников, но и способствовало вовлечению древнерусской культуры в контекст культуры мировой. Переводные произведения оказали также серьезное влияние на развитие оригинальной древнерусской литературы.

19. Географические описания и картографические материалы как исторический источник

Первые карты известны с Камен века. Карты составл в самые разн эпохи и разными народами.

Специфика карты как источника: язык карты – условная знаковая форма передачи инф-ии; иллюстративн ряд.

Признаки: 1) знаковая система; 2) картографическая генерализация (отбор объектов, котор отбражены на карте); 3) масштабы.

15-16 вв. появл перв карты Московского гос-ва. Начало ее составления положил Борис Годунов. Представляет из себя большой чертеж всему Московскому гос-ву (составлен в Рязанском приказе). Анализируя чертежи и описи Тайного и Разрядного приказов, Л.А. Гольденберг, отмечал, что сохранившиеся чертежи большей частью относятся к 60-70 гг. XVII века. Автор исследования выделил определенные разновидности чертежей в зависимости от их назначения: дорожно-путевые (например, дорожная карта 1685 г.), земельные (чертежи и планы земельных владений, например, "План земель Алексея Демьянова между большой дорогой из Москвы в Юрьев-Польский и рекой Боганой"), планы городов (Белгорода, Воронежа, Короча и т.д.), пограничных районов ("чертеж Китайскому государству"), обзорные чертежи на крупные территории.

1627 г. – составлена новая карта Русского гос-ва. К новому чертежу было приложено описание – знаменитая книга «Большому чертежу», поясняющая графическ изображения. Служила общеобразовательным предметом. Сохранилось только описание этого памятника "Книга Большому Чертежу", свидетельствующая о том, что в "Большой Чертеж" входили дорожные карты, показывающие все, сколько-нибудь значительные населенные пункты

Известны старый чертеж (от Белого до Черного моря) – описание ведется по аэро-географическому принципу (привязка к водному источнику). Подробно описан Свер Россиии и порубежные города. И новый чертеж.

1627 г. – старый чертеж дополняется чертежом ПОЛО. Древняя российская гидрография, содержащая описан озер и земель.

В 1667г. Появляется первая карта Сибири, созданная стольником и тобольским воеводой П.И.Горбуновым – первая печатная карта Рус гос-ва.

В 1697г. С.У.Ремезов составил чертежи Тобольской земли

В 1698 г. "Чертеж всех сибирских градов и земель", а к 1701 г. закончил "Чертежную книгу Сибири" - первый русский географический атлас, дошедший до нашего времени. На ней обозначены прикамские и приуральские народы.

Чертежи XVII в.- нач. XVIII вв. составлялись без математич правил, на них отсутствует масштаб, географическая сетка и определенная ориентация. На чертежах, которые составлялись для территорий разных размеров, обозначались основные элементы общегеографического характера. Эти объекты картографического изображения не имели на чертежах четкой пространственной привязки.

С 18в. Появляется традиция составлен карты ботальн сражений.

Н.К.Кириллов издает Атлас Всероссийской Империи

1745г. Эйлер завершает Академич Российский Атлас

1792г. При Горном училище напечатан цветной атлас Российской империи с изображением природных ископаемых.

20. Записки иноземцев о России: авторы, характеристика, происхождение и содержание

922 г. - Ибн Фан Ладан записки «Рисалана»

Аль Хоромми участвовал в походе на Хазарию 913, 914 гг.

950 г. - Константин VII написал трактат «Об управлении империей», в котором дана этнополитическая ситуация между печенегами и руссами.

нач. XVI в. – Матвей Миховский «О 2-х сарматиях»: 1 книга – Сарматия Азиатская; 2 книга – Европейская Сарматия, в которой о Руси, Литве, Самогитии и о Московии и ее СВ владениях.

В XV в. европейская торговля сосредотачивалась преимущественно вокруг Средиземного моря. Ее нити держали в своих руках Генуя и Венеция, стремившиеся захватить как можно больше торговых рынков. Их торговые агенты прочно оседают по берегам Черного и Азовского морей и проникают даже в Золотую орду и во владения персидского шаха. Повсюду, на Востоке, где только происходила оживленная торговля, они встречались с русскими купцами. От них они старались выведать интересующие их подробности о далеких северных странах, признавших власть московского великого князя. Так, например, один венецианский дворянин, Иосафат Барбаро, описавший свое путешествие в Тану (Азов) в 30-х – 40-х гг. XV в. Дает о Московии много любопытных известий, преимущественно географического и экономического характера.

Если для правительства Венецианской республики интересно было ознакомиться с отдаленной Московией в целях чисто торговых и промышленных, то папский престол, стремившийся к пропаганде католицизма, смотрел на дело с иной точки зрения. Ему хотелось подчинить своему церковному авторитету недавно открытое для Заподной Европы го-во, и высшие представители катол-о духовенства с папой во главе начинают обнаруживать довольно большой интерес к быту, нравам и религиозной жизни московитов. К 20-м гг XVI в. Относятся описания Московского гос-а Пвла Иовия Новокомского и Альберта Кампенза (его отец и ьрат долго жили на Руси).

Первые дипломатические сношения с Москвой связал венский двор. В результате этих сношений появляется в свет «Записки и московитских делах» Сигизмунда Герберштейна, побывавшего в качестве посла на Руси в 1516 и 1528 гг. Герберштейн знал русский язык и имел под руками некоторые летописные списки и Судебник 1497 г.

Центральным узлом в XVI в. Были сношения с Англией. С 1553 г. Английская торговая компания снарядила морскую экспедицию в Северный ледовитый океан. Один корабль был занесен в устье Северной Двины. Его капитан, Ричард Ченслер, был весьма милостиво принят при дворе Ивана Грозного. И английской торговой кампании скоро удалось добиться права беспошлинной торговли в пределах Московского го-ва. Для защиты своих интересов англичане почти постоянно держали в Москве чрезвычайные посольства. Наибольший интерес представляют сочинения Джилься Флетчера (1588 – 89 гг.). его тракт «О госу-ве Русском» отличается весьма крупными достоинствами.

Особенно усилился приток иноземцев на Русь в эпоху Смуты и в годы, непосредственно следовавших за нею.

XIX в. – Астольф де Кюстин «Россия в 1831 году» Николай I в ярости и слезах рвал и топтал эту книгу со словаим: «Как он мог! Как он мог!»

21. Особенности источников нового и новейшего времени

1) Исчезают летописания, жития;

2) Появляются мемуары (писались изолированно друг от друга и без помощи библиотек), худ литература, публицистика, период издания, научные статьи;

3) Индивидуализация личности: человек включается в коэкзистенциальное (осознание человеком своей связи с эпохой, с соц группами, в ко-х он живет) и эволюционное целое (он связан не только с настоящим, но и прошлым и будущим);

4) количественный рост: эмансипация, рост грамотности, стремление личности к созданию собственных соц связей, тираж;

5) формализация и стандартизация;

6) усложнение на уровне видов источников;

7) увеличение объема латентной (скрытой) информации;

XVIII в. – публикация статистических данных;

к. XIX в. – публикация заседаний гос думы; все документы публикуются в обязательном порядке;

    XX в.
  • 1) новые формы фиксации: кино,- фото,- фономатериалы (многие важные вопрсы решались по телефону);
  • 2) век вещественных памятников. Командойт: «Вещи могут рассказать больше о людях, чем люди о вещах»;
  • 3) изменения языка: абривеатуры, сленг, жаргон, новые имена, иносказания (эзопов язык);
  • 4) множество подделок.

22. Законодательные памятники XIV – XVIII вв. Общая характеристика

Псковская Судная грамота. Она сохранилась в двух независимых друг от друга списках XVI в. - Воронцовском, включающем весь текст грамоты, и Синодальном. Первиз них составлен в Вологде, второй - в Москве. Несмотря на сугубо местный характер, для царской городской и сельской общины Псковская Судная грамота играет ту же роль основного кодекса права, какую для раннефеодальной вотчины играет Русская Правда. Дает представление о мире города и сельских обывателей, о социально-экономическ развитии русского города.

Новгородская судная грамота. Создана не позднее 1471 г. Текст грамоты появился около 1385 г. и затем неоднократно редактировался. В сохранившейся части Судной грамоты мы находим статьи, касающиеся судоустройства и судопроизводства некоторых дел, в частности земельных тяжб. Среди прочих вопросов в ней оговаривается сфера компетенции московского князя в решении новгородских дел. Источником Новгородской судной грамоты послужила Русская Правда.

Политическое объединение русземель вокруг Москвы породило новые отношения не только между формирующимися сословиями служилого и неслужилого населения, между властью и обществом, но также между центром и территориями, входившими в состав Москов Руси.

Двинская уставная грамота (посл годы XIV в.) определяла порядок взаимодействия центральных и местных властей. Двинскую уставную грамоту можно рассматривать как начальный этап формирования законодательства единого Российск гос-ва. Источниками Двинской уставной грамоты послужили Русская Правда,нормы обычного и письменного права Пскова и Новгорода.

Белозерская уставная грамота 1488 г. Основное вниман в ней уделено регламентации деятельности органов административн управлен, соотношению функций местных властей и великокняжеских наместников, а также разделению юрисдикции между местным наместничьим судом и центральным - великокняжеским.

Судебник 1497 г. Основываясь на прямых упоминаниях и косвенных данных, исследователи Судебника высказывали предположение, что в его основе могли лежать особые великокняжеские ≪наказы≫, направлявш на места при решении важных судебн вопросов, а также какие-то сборники процессуального права, которыми руководствовались в своих действиях представители власти на местах. По составу Судебник принято делить на три части: 1) постановлен о центральном суде (ст. 1-36); 2) постановления о местном суде (ст. 37-45); 3) постановлен по материальн гражданскому и уголовному праву. Судебник 1497 г. на протяжении почти всего XV в. являлся памятником действующего права.

Судебник 1550 г. Известно 40 списков Судебника. В отличие от уже рассмотренных законодательных памятников многие списки Царского Судебника имею оглавление, предшествующее основному тексту. Получили развитие намеченные еще Судебником 1497 г. тенденции дальнейшей централизации управления и судопроизводства в государстве. Судебником вводились приказы.

Соборное Уложение 1649 г. Принятию нового кодекса предшеств серия городских бунтов 1648-1649 гг. Оригинал Соборного Уложения представляет столбец из 959 отдельных составов. На его лицевой стороне расположен текст Соборного Уложения, написанный несколькими писцами. На обороте - подписи участников Собора. Было завершающим этапом становления законодательства единого Российского государства.

23. Законодательство XIX - н. XX вв. Проблемы кодификации законов. Основные государственные законы

24. Актовые материалы как исторический источник. Формуляр, класс, достоверность, научная ценность

Важной составной частью источникового комплекса по истории России являются акты. К актам в широком смысле слова относятся все тексты, выполняющие функции документов. В современном отечественном источниковедении, по определению С.М. Каштанова, под актами в узком смысле обычно понимается не весь комплекс разнородных документов, а лишь те из них, которые устанавливают определенные правоотношения либо между контрагентами сделки, либо между автором и адресатом. В отличие от законов, которые устанавливают, формулируют правовые нормы, акты лишь используют их.

При узком определении актов в их число попадают три группы документов: 1) публично- и частноправовые договоры; 2) постановления и распоряжения различных органов власти; 3) распоряжения владельцев собственности, адресованные агентам, состоящим у них на службе.

При расширительном понимании актовых источников к этим группам добавляются также делопроизводственные, частно-публичные документы и частная переписка.

Всесторонним изучением актов занимается дипломатика -специальная конкретно-источниковедческая дисциплина, анализирующая документы как исторический источник.

Лишь с XVII в. акты на Руси можно отнести к массовым источникам.

Это в значительной степени сказалось на развитии методики работы с древнерусскими актами. Отечественная дипломатика сосредоточила внимание на происхождении актов в более широком - историческом - смысле: установлении причин и предпосылок появления каждого конкретного документа, выяснении, в чьих интересах он составлялся и утверждался, какие цели преследовались при этом заинтересованными сторонами.

Источниковеды разработали несколько принципов, на которых может базироваться классификация актового материала: по источнику права, на котором основывается акт (соответственно выделяются публично-правовые и частные акты; при этом первые, в свою очередь, делятся на светские и духовные); по тематическому принципу (содержание актов) и др.

Структуру текста акта принято называть формуляром. Формуляр более или менее стабилен. Он состоит из стандартных оборотов, расставленных в определенном порядке.

Принято различать условный (наиболее общая схема построения документов в целом), абстрактный (общая схема построения документов определенной разновидности), конкретный (Схематич структура определенных небольших групп документов внутри разновидности) и индивидуальный формуляры(схема построения одного отдельно взятого текста).

На стадии изучения конкретных формуляров грамматически дипломатический метод должен сочетаться с методом юридическиго членения текста по содержанию. В нем каждое законченное изложение какой-то нормы, на которую опирается составитель акта, представляет собой постановление. Постановление, в свою очередь, может делиться на пункты. Сами же вопросы решаютсяс помощью методов текстологии. Она позволяет проследить эволюцию текста актов той или иной разновидности, сопоставить ее с развитием формуляров родственных групп актов, установить отличия каждого акта от других актов данной разновидности. Особенно важен текстологический анализ при изучении публичных актов. Проблемы происхождения весьма сложны и не всегда могут быть решены. В их основе лежат историко-юридический, историко-географический, историко-политический и историко-экономический анализ условий создания изучаемого текста.

25. Литературные памятники Нового времени. Особенности

Официальные географические экспедиции начала века. В начале ХIХ в. появлялись, как и раньше, описания различных экспедиций и подобного рода ученых поездок. Таковы описания кругосветных путешествий Крузенштерна, Лисянского, Головнина, Коцебу и Литке. Но задачи, стоявшие перед этими экспедициями, иные, чем задачи экспедиций XVIII в. Теперь их целью стало уже не изучение всего, представляющего интерес по пути следования путешественников, а описание берегов, исследование пути и решение других конкретных вопросов мореходно - географического значения. Участники этих экспедиций — не ученые, почти энциклопедически образованные люди, какими была значительная часть авторов экспедиционных дневников и записок ХVIII в.

Сентиментальные путешествия. Под влиянием новых литературных течений появляется особый вид описаний путешествий — сентиментальные путешествия. Начало этому виду было положено Н. М. Карамзиным — его «Письма русского путешественника» стали образцом.

Юнг, Стерн, Макферсон были литературными образцами и учителями Карамзина.

Под влиянием этих писателей формировался его сентиментализм. Богатое воображение, экспансивность, восторженность и известная манерность литературной формы, наконец, постоянное прислушивание к своим переживаниям, изображение авторского «я» и чувствительного сердца автора — таковы характерные черты Карамзина - сентименталиста. Фантасмагория взбудораженной фантазии чувствительного путешественника готова заменить картины действительной жизни.

Все это важно потому, что Карамзин с такими чертами и особенностями стал вождем литературного направления, образцом и учителем большой группы писателей, упражнявшихся в этом жанре. Одним из представителей путешественников - сентименталистов является В. В. Измайлов (1773—1830), перу которого принадлежит «Путешествие в полуденную Россию». Все украинские деревни, которые он описывает, у него расположены в прекрасных местах, и даже «у каждого поселянина есть скрипка и любимая овечка в стаде» и т. п.

Не менее, чем Измайлов, типичен писатель и журналист П. И. Шаликов (1768—1852) со своим «Путешествием в Малороссию» (М. 1803).

К путешественникам - сентименталистам принадлежит и П. Сумароков с его «Досугами крымского судьи или вторым путешествием в Тавриду». Он интересен тем, что среди чувствительных воздыханий в его путешествии проглядывают и существенные черты. Сентиментальные путешествия мы должны признать источником невысокой ценности, и не столько историческим, сколько историко-литературным.

Реалистические путевые записки первой четверти века. Уже второе десятилетие века дает нам

путешествия нового Рода. Их авторы различны: здесь представитель литературы XVIII в. поэт Долгорукий, помещик Бошняк, офицер Лажечников и др. Эти авторы иногда стремятся к определенной стилистической обработке записок, иногда не претендуют на особую литературность произведения, но все они делятся действительными наблюдениями.

Одним из ранних образцов реалистического жанра записок является «Журнал путешествия из Москвы в Нижний» (1813) И. М. Долгорукого.

Другим автором такого же рода записок, но с явными признаками сентиментально - романтических воздействий, был И. Лажечников (1792—1869). Сын богатого купца, но получивший хорошее образование, офицер в 1812 г., позднее — автор исторических романов, Лажечников в своих «Походных записках русского офицера» стремится достигнуть яркого впечатляющего языка, ищет интересных для рассказа эпизодов.

С конца 30 - х — начала 40 - х годов в числе авторов - путешественников появляется больше ученых - исследователей, дипломатов, деловых людей, едущих с вполне определенной целью — ясными научными, политическими или хозяйственными задачами. Поэтому наряду с бессодержательной туристской беллетристикой появляются важные в историческом отношении произведения, Дающие много сведений о народах окраинных частей империи. В 1836 г. была предпринята экспедиция для изучения восточных берегов Каспийского моря. Во главе этой экспедиции стояла Карелин и капитан Бларамберг. Последний вел поденные записки, где отразилась не только деятельность экспедиции, но и сношения ее с туркменами.

При развитии железных дорог, экономических и иных связей между отдельными районами в Европейской России путешествия как литературная форма описания отдельных территорий в целом утеряли свое значение.

26. Публицистика XV - XVII вв.

Публицистические произведения XV-XVII веков Период формирования единого Русского государства связан с зарождением публицистики (при всей условности данного термина для памятников древней Руси). В частности, публицистические черты носят произведения, возникшие в связи с распространением во второй половине XV - первой половине XVI в. еретических учений. Одной из центральных проблем, вокруг которых разгорелась полемика, была проблема человеческого «самовластья». Она развивалась прежде всего в богословской традиции. Темы «самовластья» касались как представители ортодоксального направления (из посланий которых историк получает основную информацию и о взглядах их идейных противников), так и «еретики»: Федор Васильевич Курицын (например, его программное Лаодикийское послание), неизвестный автор Написания о грамоте).

Одним из аспектов темы «самовластья» был вопрос о пределах царской власти: должен ли государь отчитываться за свои действия перед подданными либо он отвечает за них только перед Богом. Этот вопрос стал одним из центральных в сочинениях Иосифа Волоцкого. Отношениям духовных наставников и светской власти посвящены публицистические произведения лидера «нестяжателей» Вассиана Патрикеева. Известно одно небольшое сочинение Вассиана, направленное против Иосифа Волоцкого. Оно состоит из введения и трех Слов. В них он выступает против монастырского землевладения, монашеского «лихоимания», а также против массовых казней раскаявшихся еретиков.

В несколько ином аспекте (анализируются принципы, на которых должны строиться отношения государя с подданными) проблему «самовластья» рассматривал Иван Семенович Пересветов (Большая и Малая челобитные, Сказание о Магмете-Салтане и др.).

В последнем из названных произведений поднималась еще одна острая проблема: что важнее для человека и государства - точное соблюдение обряда или истинная вера. Иван Пересветов критикует также сложившуюся систему отношений государя к своим подданным, одновременно настаивая на необходимости сильной власти.

Почти все эти проблемы поднимались и в переписке Ивана Грозного с Андреем Михайловичем Курбским. Она дошла в отдельных списках и сборниках второй трети XVII - XIX в. Известно три послания Курбского 1564-1579 гг. (первое - в двух редакциях) и два послания Ивана Грозного 1564 г. и 70-х годов (первое - в краткой и двух пространных редакциях). Поднимались эти темы А.М. Курбским и в Истории о великом князе Московском (1578 г.).

Распространение источников публицистической направленности непосредственно связано с событиями Смутного времени.

По форме такие произведения близки к традиционным жанрам духовной литературы: это Видения (например, Повесть о видении некоему мужу духовну протопопа Терентия, Видения в Нижнем Новгороде и Владимире, Видение у Устюге и др.), Послания (скажем, Новая повесть о преславном Росийском царстве), Плачи (Плач о пленении и о конечном разорении Московского государства). В этих небольших по объему произведениях авторы пытались осмыслить происходившие драматические события, понять их причины, найти выход из создавшегося положения.

Близки к памятникам публицистики и исторические произведения, написанные «на злобу дня». В их число входит, прежде всего, Сказание Авраамия Палицына (1612-1620 гг.). Это одно из самых популярных и объемных (включает 77 глав) сочинений о Смуте. Будучи непосредственным участником описываемых событий, Авраамий оставил яркий рассказ о происходившем, сопровождающийся прямыми и косвенными личностными оценками. Другим памятником такого рода является Временник дьяка Ивана Тимофеева (1616-1619 гг.). В нем описываются многие события, свидетелем и участником которых оказался Иван Тимофеев, занимавший значительный пост в государственном аппарате. Можно отнести к публицистическим памятникам эпохи Смуты и многочисленные произведения С.И. Шаховского - человека, много видевшего и знавшего, притом обладавшего определенным литературным талантом. Среди его творческого наследия челобитные, Моление патриарху Филарету (по поводу четвертого брака С.И. Шаховского), и, наконец, одно из самых ярких источников по истории Смуты - Повесть книги сея от прежних лет (не позднее конца 20-х годов XVI в.).

Во всех перечисленных произведениях первых двух десятилетий XVI в. присутствуют личностный момент, элементы полемики, содержатся попытки анализа происходящего. Еще более четкую публицистическую направленность имеют многие литературные памятники, относящиеся к периоду Раскола. Наиболее ярко она проявляется в многочисленных посланиях, письмах и челобитных протопопа Аввакума.

27. Публицистика XVIII – XIX вв.

1. Авторские публицистические произведения. Значительная общественная полемика развернулась вокруг петровских преобразований. Именно в это время публицистика формируется как вид исторических источников нового времени. Виднейший представитель публицистики петровской эпохи - Феофан Прокопович - в своих произведениях дал идеологическое обоснование абсолютистской власти в России.

Крупные события и существенные преобразования XVIII в. порождали общественный отклик, реализуемый в публицистических произведениях. Новый всплеск авторской публицистики произошел в эпоху Екатерины II. В это время наметилась тенденция к сращиванию публицистики с периодической печатью. Журналы «Трутень» (1769-1770) и «Живописец» (1772-1773) Н.И. Новикова или «Почта духов» (1789) и «Зритель» (1798) И.А. Крылова могут рассматриваться как публицистические произведения. Правда, читательская аудитория такой публицистики была весьма и весьма ограниченной.

В XIX в. наметившиеся тенденции продолжали развиваться. Можно выделить следующие крупные комплексы публицистических произведений: публицистика западников и славянофилов, публицистика идеологов народнического движения.

2. Публицистика массовых народных движений. Классические образцы публицистики в России создаются в ходе массовых народных движений, начиная с «прелестных писем» С. Разина. По сути публицистическими произведениями являются манифесты Е. Пугачева и значительная часть указов, исходивших из его военной коллегии. Совершенно очевидно, что целью манифестов (маскирующихся под законодательный источник) было не установление новой нормы, а провозглашение целей и задач движения. Неслучайно из всего многообразия разновидностей законодательных актов выбирались именно манифесты, т. е. та разновидность законодательных актов, которая обычно использовалась государством, когда нужно было провозгласить то или иное решение, довести его до всех подданных. При всем различии происхождения манифесты Е. Пугачева по их назначению можно сравнивать с манифестами российского императорского дома в изгнании после революции.

3. Проекты государственных преобразований и конституций. Особенностью источниковой базы российской истории является и то, что значительную часть проектов государственных преобразований также можно отнести к публицистическим произведениям. Естественно, это относится не ко всем проектам: часть из них действительно разрабатывалась для реализации, но другая часть очевидно не могла быть реализована и выражала стремления какой-либо части общества. Наиболее яркими примерами в XVIII в. являются дворянские проекты 1730 г. К таким проектам можно отнести «Русскую правду» П.И. Пестеля и Конституцию Н.М. Муравьева, ряд проектов, предшествовавших реформам 1860-х годов.

Своеобразным видом документов общественно-политической мысли являются листовки и прокламации. Это документ, которому присуща определенная внешняя форма — малые размеры, своеобразные приемы воспроизведения текста — часто не типографским, а каким-либо другим способом (гектограф, мимеограф, иногда рукописные), — обычно — лаконичность и отчетливость изложения, рассчитанного на доходчивость. Задача листовок — агитация, убеждение. Документ такого назначения существовал давно — о нем известно и в ХVII и в ХVIII вв. Но значительного роста эта литература достигает только в ХIХ в., в частности во второй его половине, в связи с тем развертыванием политической борьбы, какое происходит в это время. В силу своего назначения — привлечь сторонников, побудить к каким - то действиям — листовки и прокламации являются источником, рисующим стремления отдельных политических групп, кружков, партий. Они являются источником, важным для изучения отчасти идеологии, но главным образом, для исследования проявления данной организаций вовне, изучения ее деятельности.

Расцвет прокламационной литературы в России — пореформенная пора, когда обостряется классово - партийная борьба. До того появляются они не часто, а распространение их узко и ограниченно. Только во второй половине века прокламация становится постоянным явлением, а потому и важным источником.

Самое начало 60-х годов — время появления листков «К молодому поколению», «К солдатам», к «Барским крестьянам». Листки стремились вызвать определенный ожидаемый издателями отклик. Но эти прокламации (за исключением «К солдатам») отличаются крайней многословностью и больше похожи на отдельные оттиски статей или брошюры. Они развивают определенную политическую программу, аргументируют ее.

28. Периодические издания досоветского периода

Периодическая печать - вид исторических источников, представленный долговременными изданиями периодического характера, функциями которых являются организация общественного мнения, осуществление идеологического воздействия гос-ва, информационное обслуживание экономической деятельности в сфере частного предпринимательства, установление обратной связи в системе управления.

Делится на три разновидности: газеты, журналы, повременные издания научных обществ.

Важнейшей характеристикой периодической печати является количество изданий, выходящих одновременно. Другой существенной характеристикой печати является тираж периодического издания. Например, тираж первой русской газеты «Ведомости» доходил до 4 т. экземпляров.

В развитии российской периодической печати можно выделить 3 периода. В XVIII в. очень медленно происходило становление повременных изданий. С начала XIX в. стали бурно развиваться как газетная, так и журнальная периодика, но преобладала журнальная. В 60-е годы существенно изменились как журнальное, так и, газетное дело, и в 70-е годы газетная периодика начала преобладать над журнальной, что знаменовало начало нового этапа развития этого вида исторических источников.

В н. XIX в. газетное дело в России заметно активизировалось. За первое десятилетие возникло до 10 новых газет, но они, в отличие от газет XVIII в., были недолговечными. В 1809 г. была основана «Северная почта» (или «Новая Санкт-Петербургская газета», издавалась до 1819 г.). В том же году начал выходить «Сенатские ведомости». Из устойчивых изданий можно также назвать «Санкт-Петербургские коммерческие ведомости», существовавшие с 1802 по 1810 г.

Первая частная газета – «Северная пчела» Ф.В. Булгарина и Н.И. Греча выходила с 1825 г. В ней преобладала иностранная информация, хотя печатались и внутриполитические известия. Значительное место занимал литературный отдел.

В 1830-х гг. возник ряд новых газет коммерческого направления («Земледельческая газета», «Северный муравей» и др.). Появились литературные газеты: «Литературная газета» А.А. Дельни га, «Художественная газета» Н.В. Кукольника.

В 1838-1839 гг. выходила газета «Листок промышленности, ремесел, искусств и фабрик». Более продолжительное время из давалась газета «Посредник» (1840-1855). Общественно-политических газет в это время не сущ. В кон 1840-х годов, с ужесточением цензуры после событий в Европе 1848 г., газетное дело пришло на некоторое время в упадок и ожило только в период Крымской войны. Новый этап его развития начался в пореформенный период.

Наиболее существенные изменения произошли в издании газет в России в 60-е годы XIX в. Они были обусловлены преимущественно двумя факторами: расширением читательской аудитории в связи с ростом городского населения и потребностью в оперативной информации. Среди популярных газет можно назвать «Московские ведомости», «Биржевые ведомости», «Голос», «Русские ведомости», «Санкт-Петербургские ведомости». В 1880-е годы на первый план вышли «Русский курьер», «Свет», «Новости дня», «Русское слово».

Одновременно активизировалась промонархическая печать. В 1881 г. правительство нач издавать газету «Сельский житель»,рассылавшуюся бесплатно в волостные правления. Промонархический характер сохраняли и «Московские ведомости» М.Н. Каткова. На рубеже веков самой распространенной стала газета «Русское слово», основанная в 1895 г.

В 1900 г. Произошла дифференциация.

В самом кон XIX в. Российская социал-демократическая рабочая партия нач издавать нелегальную газету «Искра». В ходе революции 1905 г. возникли легальные большевистские газеты «Новая жизнь», «Вперед» и др. С 1912 г. выходила легальная газета «Правда». Меньшевики издавали газеты «Начало», «Народная дума», эсеры «Дело народа», трудовики – «Крестьянская Россия».

29. Делопроизводственные материалы, их особенности

Делопроизводственные материалы - вид исторических источников, функцией которых является документное обслуживание различных управляющих систем (государственное делопроизводство, вотчинное делопроизводство, делопроизводство акционерных компаний и т. д.). В структуре делопроизводственной документации выделяется группа разновидностей, обеспечивающих принятие и реализацию управленческих решений, и группа разновидностей, обеспечивающих документооборот.

На протяжении XVIII в. и почти всего XIX в. большая часть делопроизводственных документов возникала и системе государственного аппарата. И только в конце XIX в. в связи с акционированием промышленности и созданием монополий расширилась негосударственная сфера ведения делопроизводства. Вторым, однако гораздо менее значительным, источником делопроизводственной документации становились общественные организации. Отметим также, что делопроизводственных материалов государственных учреждений не только было намного больше, чем прочих, но они и лучше сохранились благодаря организованной в начале XVIII в. архивной системе их хранения.

Таким образом, делопроизводство как вид исторических источников воспроизводит систему государственного аппарата.

Реорганизация государственного аппарата, в первую очередь, влияет на организацию документопотоков и систему разновидностей делопроизводственной документации. Изменения формы ведения делопроизводства - переход от столбцовой формы к тетрадной, закрепление формуляра, применение бланков документов сказывались на содержании отдельного документа.

Законодательная основа делопроизводства. Особенностью делопроизводства XVIII-XIX вв. по отношению к предшествовавшему периоду является то, что его важнейшие основы утверждались законодательно.

В начале XVIII в. создавалась новая система государственных учреждений, причем возникновение новых учреждений оформлялось законодательно, а для многих из них издавались регламенты, регулировавшие деятельность учреждения, и в том числе делопроизводство. В начале XVIII в. иногда специально оговаривалась необходимость документирования управленческих решений.

28 февраля 1720 г. был издан Генеральный регламент - основополагающий законодательный акт, определивший систему делопроизводства вплоть до революции 1917 г. Генеральный регламент состоит из 56 частей. В регламенте обосновываются преимущества коллежской системы по сравнению с приказной.

Генеральный регламент предполагал обязательность обучения канцелярских служащих. Кроме того, в Генеральном регламенте формулировались общие правила составления документов, указывались основные реквизиты. Например, в начале протокола следовало указывать дату заседания и перечислять присутствующих.

С самого начала XVIII и. законодатель много внимания уделял порядку подачи челобитных. Челобитные всегда подавались на имя государя. В XVIII в., в силу рассмотренных выше причин, их количество увеличивалось, и законодатель был вынужден пресечь практику подачи челобитных непосредственно царю.

В 1802 г. прошла министерская реформа. Указ от 17 августа 1810 г. «разделение государственных дел по министерствам» уточнил разграничение сфер деятельности министерств, конкретизировал их функции, 25 июня 1811 г. вышло «Общее учреждение министерств», в котором фиксировалась их структура.

На основании этого законодательного акта издавались уставы и положения каждого министерства. С изменением структуры государственного аппарата изменилось и делопроизводство.

Разновидности делопроизводственных материалов Многообразие разновидностей делопроизводственных документов обусловлено, прежде всего, сложной структурой государственного аппарата.

Можно выделить три группы делопроизводственной документации: 1) переписка учреждений; 2) внутренние документы; 3) просительные документы (часто выступают как инициативные при формировании дела).

Нижестоящие учреждения или должностные лица посылали вышестоящим доношения (донесения). Донесение нижестоящего должностного лица вышестоящему могло называться рапортом.

Рапортами обычно назывались и донесения, посылаемые в Сенат. Донесение об исполнении какого-либо распоряжения могло называться экзекуцией.

Учреждения одного уровня посылали друг другу промемории.

Учреждения, не связанные соподчиненностью, могли также посылать друг другу ведения. Частные лица обращались в государственные учреждения с прошениями, которые в XVIII в. обычно по-прежнему назывались челобитными.

В XIX в. основные разновидности делопроизводственной документации сохранились, иногда изменяя свое название. Ушли в прошлое челобитные, остались прошения, место промеморий заняли отношения.

Как особая разновидность донесения может рассматриваться отчет, посылаемый нижестоящим учреждением вышестоящему.

Отчеты получают распространение, главным образом, в XIX в, Наибольший интерес представляют отчеты о деятельности высших и центральных учреждений, а также губернаторские и генерал-губернаторские отчеты.

В XIX в. усложнилась регистрация документов - документ регистрировался на всех этапах своего движения. Для регистрации входящих документов и канцелярии министра и департаментах существовали общие и частные журналы. В общий журнал вносились все поступившие документы. В частном журнале канцелярии министра отмечались тс документы, которые исполнялись в самой канцелярии.

Журнал как форма фиксации обсуждения и решения обычен для XIX в. В журнале ход заседания фиксировался более кратко, чем в протоколе. В нем излагался обсуждаемый вопрос, фиксировались мнения большинства и меньшинства, а также особые мнения и указывалось, какое мнение было утверждено в качестве решения. Журналы разных учреждений различаются по степени подробности фиксации обсуждения. Наиболее подробны журналы Государственного Совета, менее - журналы Комитета министров.

В 70-е годы XIX в. появилась такая форма фиксации хода заседаний, как стенографические отчеты, в частности для фиксации заседания Особого присутствия Правительствующего Сената по делам о государственных преступлениях. Эта форма получила распространение в начале XX в., а стенографические отчеты заседаний Государственной думы синхронно публиковались.

Проблемы источниковедческого исследования делопроизводственной документации. Обширные комплексы делопроизводственной документации с источниковедческой точки зрения не исследовались, хотя именно такое изучение могло бы дать представление о том, как управлялась Российская империя, каковы были механизм и эффективность функционирования государственной власти (хотя бы на уровне отдельной губернии или ведомства). Источниковедческая разработка комплексов делопроизводственной документации - задача весьма сложная из-за большого количества документов и многократного дублирования содержащейся в них информации. Поэтому исследователь должен хорошо знать организацию системы делопроизводства с тем, чтобы, во-первых, оценить степень полноты сохранившегося комплекса делопроизводственной документации, во-вторых, суметь восполнить пробелы, если такие обнаружатся, за счет дублетной информации и, наконец, выбрать оптимальный способ работы с большими массивами документации. В центре внимания исследователя непременно окажутся две разновидности делопроизводственных источников: журналы регистрации входящих и исходящих документов и протоколы и журналы заседаний.

31. Мемуары XVIII - н. XX вв. Особенности

Мемуары - повествования о прошлом, основанные на личном опыте и собственной памяти автора. Их надо четко разделять на мемуары-автобиографии и мемуары о событиях. Мемуары-автобиографии обычно преследуют (в качестве основной) цель включения мемуариста в череду поколений, в «эволюционное целое» (типичный пример - мемуары А.Т. Болотова). Мемуары, объектом описания в которых является не столько сам мемуарист, сколько современные ему события, преимущественно направлены на воссоздание коэкзистенциального мемуаристу целого. Классический пример - мемуары герцога Луи де Рувруа Сен-Симона. В отличие от А.Т. Болотова, который не претендует на какие-либо обобщения, Сен-Симон пишет «частную историю», т. е. такое историческое произведение, которое «относится к времени автора и его стране». Они демонстрируют не просто две разновидности мемуарных произведений, но разновидности, по-видимому, соответственно преобладающие в российской и европейской мемуаристике раннего этапа развития, что и обусловливает ее различия.

Признано, что начало данному виду положили «Мемуары» Филиппа де Коммина, написанные в конце XV в. и впервые опубликованные в 1524 г. Сам автор следующим образом определил цель создания своих мемуаров и свое понимание особенное этого жанра:

Монсенъор архиепископ Въенпский, удовлетворяя Вашу просьбу, с коей Вы соблаговолили ко мне обратиться, - вспомнить и описать то, что я знал и ведал о деяниях короля Людовика XI, нашего господина и благодетеля, государя, достойного самой доброй памяти (да помилует его господь!), я изложил как можно ближе к истине все, что смог и сумел вспомнить... <...> ...Хронисты обычно пишут лишь то, что служит в похвалу тем лицам, о которых они говорят, и о многом умалчивают или же подчас не знают правды. А я решил, невзирая па лица, говоришь только о том, что истинно и что я видел сам или узнал от достаточно…

Недаром мемуарист сравнивает свой труд с трудом хронистами ведь мемуары - «современные истории» восходят именно к хроникам в отличие от мемуаров-автобиографий, которым в европейской традиции предшествует биографика. В России произведения, написанные с аналогичной целью запечатлеть в памяти историческое событие, появляются в XVII в. Сильвестр Медведев - современник и участник событий периода регентства Софьи Алексеевны - создал труд с примечательным названием «Созерцание краткое лет 7190, 91 и 92, в них все, что содеяся во гражданстве». Самоназвание источника - «созерцание» - свидетельствует о намерении описать то, чему автор был свидетелем, а сам он так понимал свою задачу:

...Подобает нам содеявшия в наша времена какие-либо дела не придаватьзабвению... <...>...Писанием оставити вежество, ибо мнози о тех делах глаголют и соперство между себе творят... абаче инии истинствовати не могут...

Классикой вида мемуаров-автобиографий, несомненно, являются мемуары А.Т. Болотова. Типична для XVIII в. адресность мемуаров Болотова: ... писал сие не в том намерении, чтоб издать в свет посредством печати, а единственно для удоволъствования любопытства моих детей и тех из моих родственников и будущих потомков, которые похотят обо мне иметь сведение...

И мемуарист не лукавит. Подтверждение тому – аккуратное оформление рукописи, переплетенной в отдельные тома приблизительно равного объема, с виньетками и заставками, рисованными пером самим автором.

А.Т. Болотов формулирует «принцип отбора» событий таким образом:

...При описании сем старался я не пропускать ни единого происшествия, до которого достигала только моя память и не смотрел, хотя бы иная из них и самая маловажная, случившиеся еще в нежнейшие лета моего младенчества...

Естественно, что руководствоваться такими «критериями» отбора при написании «современной истории» невозможно.

Характерные черты, особенности советских мемуаров состоят следующем: идеологическая заданность и «выдержанность»; эти качества на всех уровнях контролирующих инстанций соблюдались особенно строго; выбор тем и набор сюжетов; не личные переживания автора, а событие или вождь - объект воспоминаний; стремление быть сопричастным к тому или иному событию; стандартизация в характеристиках ситуаций, людей; формирование образа врага; недоговоренность, наличие фигуры умолчания, эзопов язык.

32. Особенности источников совет периода

Если и говорить об особой природе советских источников, об их специфике, то таковая имеется. Это их тотальная идеологизация.

Взгляды и мнения людей представляли противоестественный компромисс между официальными установками и тем, о чем думал, размышлял человек, о чем говорил с близкими людьми или с друзьями. В этих условиях пышным цветом расцвело двоемыслие.

Что это такое? Вообще-то двоемыслие - неизбежное явление общественного сознания в любом обществе. Но двоемыслие в эпоху сталинизма и постсталинизма в корне отличается от двоемыслия в нормальном, демократическом обществе. Там - это как бы естественное проявление многомерности человека и его сознания в условиях плюрализма и разнообразия. В советском обществе двоемыслие— следствие тотального контроля за поведением и мышлением человека, одновременно и стереотип, и защитная маска, становившаяся ликом.

Официально люди делали одно, а в личной жизни поступали совсем по-другому. Такой жизнью приучались жить и дети.

Как это достигалось? В основном тремя способами: необоснованным засекречиванием, произвольной цензурой, изощренной техникой лжи, являвшейся одним из основных орудий манипулирования сознанием.

Манипулирование сознанием общества и тотальный контроль над ним - явления неразрывные. В каждый момент времени в информационном пространстве общественного сознания существуют только те тексты, сообщения, которые нужны и актуальны. Именно им пропаганда и средства массовой информации приписывают значение истинности, достоверности, ценности, правдивости. Все остальное изгоняется, снимается, табуируется.

Для советских средств массовой информации была характерпа не столько «фигура умолчания» (термин, введенный в 60-е годы В.П. Даниловым), сколько «замещение информационной среды» (термин И.Л. Беленького). Последнее ежеминутно и ежесекундно рождает ложные, искаженные представления о картине мира в ее общей интерпретации и конкретно-исторических образах.

Печатные или архивные тексты уничтожаются либо запрятываются в «спецхраны». Исчезают имена и события. Все направлено на то, чтобы стереть их из памяти общества.

Важнейший инструмент манипулирования сознанием - обращение к идейному наследию создателя советского государства. Такое моральное состояние общества самым непосредственным образом сказывалось на документах эпохи: не выговоренные до конца мемуары, скрывающие невысказанную горькую правду, «приписная» статистика, бодрые, «единые по духу» и высказываниям письма трудящихся, их безликие выступления на различных съездах и конференциях, дутые рапорты, фантастические обязательства и почины, которые неизвестно чем заканчивались.

С точки зрения источниковедения здесь существуют две проблемы. С одной стороны, таким документам - неискренним, лживым - невозможно верить. Но, с другой стороны, как раз это как нельзя лучше характеризует советскую эпоху. И даже умолчание источника - это скрытая информация. Такой документ с полным основанием можно спросить: о чем молчим? Проиллюстрируем сказанное. Из нашей статистики постепенно исчезали данные о детской смертности: она в стране с определенного времени стала заметно возрастать. А это никак не совмещалось с представлением о самом лучшем обществе в мире, и были предприняты меры, которые ликвидировали, естественно, не детскую смертность, а информацию о ней.

Статистические сборники выходили без сведений, характеризующих преступность, теневую экономику и пр. Были неизвестны масштабы пьянства, проституции.

Отмеченные особенности источниковой базы истории советского общества не снимают информационной ценности составляющих ее исторических источников. Необходимо уметь извлекать нужные сведения из источников, чем и призвано заниматься источниковедение.

Источниковедение - это оценка возможностей использования того или иного конкретного источника (или группы источников) в научной работе, практических целях, публицистике, художественной литературе, публикаторской работе, музейном деле и т. д.

33. Документы законодательных, исполнительных органов советского периода, материалы КПСС

35. Делопроизводство и статистика СССР: особенности, виды

В советское время количество делопроизводственных документов значительно увеличивается, неизмеримо возрастает их роль в отражении всех аспектов жизнедеятельности общества.

Решающее значение в этих процессах сыграли особенности становления и развития государственности, формирования нового государственного аппарата на принципах соединения законодательной и исполнительной функций, жесткой централизации, привлечения к управлению широких масс населения, не искушенных в управленческой работе (согласно ленинскому принципу «каждая кухарка должна уметь управлять государством»).

Классификация делопроизводственной документации: 1) Организационная документация определяет порядок какойлибо деятельности, структуру, компетенцию, задачи, формы и методы исполнения и пр. К ней относятся положения, уставы, правила, статуты, обязательств, договоры, контракты, трудовые соглашения.

2) Распорядительная документация служит для реализации управленческой деятельности и является продолжением документации организационной. Сюда можно отнести решения, резолюции, приказы, инструкции, циркуляры, распоряжения, поручения, предписания, наказы и пр.

3) Особый вид организационно-распорядительной документации составляют протоколы и стенограммы заседаний коллегий, собраний, съездов, конференций и пр.

4) Текущая переписка предприятий и учреждений (письма, телеграммы, радиограммы, телефонограммы и пр.). Сюда же можно отнести и письма граждан в государственные и общественные органы.

5) Плановая документация.

6) Учетная документация.

7) Контрольная документация.

8) Отчеты, в том числе статистическая документация.

С начала 30-х годов, когда в основу получения статистических сведений был положен текущий учет, в делопроизводство стала проникать статистика. Статистические документы составляют не менее четверти всей делопроизводственной документации. Их удельный вес в различных группах документов неодинаков. Наибольшее значение они имеют в учетно-контрольной документации, где многие формы подготовлены для статистической обработки.

Довольно рано и интенсивно государственный аппарат стал обюрокрачиваться, захлебываясь от обилия бумаг. Уже 8 декабря 1918 г. Совнарком принял постановление, и котором предлагалось в корне пресечь «чрезмерно разросшуюся ведомственную переписку и тормозящую работу канцелярскую волокиту» в центре и на местах.

Ростки бюрократизма остановить было непросто. Главным становилось умение управлять государством, а этому никто не учился.

Бюрократизм - главное условие и предпосылка фальсификации документов. Причем фальсификации не злонамеренной, не корыстной, а вытекающей из внутренне присущих бюрократии свойств.

Действительно, мы имеем изобилие делопроизводственной документации 20-х годов, отложившейся в архивах, И если, скажем, историки, изучающие средневековье, всегда испытывают недостаток в источниках, то историки, исследующие 20-е годы XX в., нередко сталкиваются с избыточной документацией, часто к тому же противоречивой, в которой непросто разобраться.

37. Периодика советского периода

Для отечественного источниковедения характерно выделение прессы как особого вида источника. Он ставится в один ряд с законодательными, делопроизводственными и личными источниками. В русском источниковедении сложилось два подхода к изучению периодической печати. Первый подход сводится к целостному и всестороннему изучению отдельного органа печати в совокупности. Второй подход – обращение историка к периодическому изданию или их группе для поиска информации по отдельным историческим темам. При таком подходе необходимо правильно определять жанровую принадлежность текста источника. Поэтому в отечественном источниковедении принято деление газетно-журнальных текстов на жанры: очерки, фельетоны, обзоры, информационные материалы, передовые статьи, корреспонденции и т.д.

Следует заметить, что существует мнение, по которому периодическую печать нельзя рассматривать как самостоятельный источник. Суть возражений сводится к тому, что периодическое издание само по себе является лишь местом собрания разнородных источников.

Однако подобный взгляд нельзя признать верным, т.к. любое издание, будучи местом публикации действительно разнородных материалов, связанных с самыми разными сферами жизни общества, в свою очередь является формой общественных отношений. Оно отражает не только фактическую информацию в публикациях, но своей редакторской политикой выражает особенности состояния общества и власти данного периода. В целом, тут мы имеем типичный случай изучения источника, как носителя косвенной информации.

Основные типы изданий: газеты и журналы Коммунистической партии, советско-партийные периодические органы республиканского, областного, городского уровней, пресса общественных организаций и совместные общественно-ведомственные издания.

Особенностью советской печати является оперативность обнародования общественно значимой информации. Вся советская пресса являла собой централизованный механизм донесения до населения политической и общественной информации.

Эффективность воздействия на читателей достигалась массовостью, однородностью информационных потоков, отсутствием альтернативного мнения, т.е. в условиях информационного вакуума любое массовое сообщение прессы воспринималось не критично.

Советская пресса породила и свои специфические жанры. Например – письма читателей. Перечислим основные виды советской печати.

Официальная печать.

1) Партийная печать, возглавляемая КПСС. Пример - газета «Правда». Партийная печать имела широко разветвленную сеть центральных, республиканских и местных газет и журналов.

2) Советская пресса. Ее центральным органом была газета «Известия» Советов депутатов трудящихся СССР.

3) Печать общественных организаций: газеты и журналы профсоюзов, кооперации, комсомола и пр. Наиболее влиятельным в этой группе были профсоюзная газета «Труд» – орган ВЦСПС, «Комсомольская правда» – орган ЦК ВЛКСМ, газета железнодорожников «Гудок», журнал «Молодая гвардия», «Журнал крестьянской молодежи».

4) Научные издания Академии наук СССР, республиканских и отраслевых академий, а также некоторых ВУЗов. Учет периодических изданий осуществляла Книжная палата, куда поступала вся печатная продукция страны. Помимо тотальной зависимости от партийных и советских органов, у советской прессы была также и своя цензура – Главлит. Критика допускалась, но в отдельных случаях, в основном для показательных расправ над неугодными (кампании против троцкистов, лево-уклонистов, бухаринцев и прочих «врагов народа»). Замалчивались многие проблемы (национальная рознь, привилегии власть имущих, религиозная жизнь, деятельность КГБ, неуставные отношения в армии и пр.).

В годы гражданской войны важное место в советской печати занимала красноармейская и партизанская периодика (издавалось около 100 массовых красноармейских газет), были широко распространены печатные стенные газеты «РОСТА» [РОСТА – Российское телеграфное агентство (РОСТА), центральный информационный орган советского государства в 1918-25. После создания в 1925 Телеграфного агентства Советского Союза (ТАСС) — агентство РСФСР. В 1935 упразднено.], «АгитРОСТА», «ОкнаРОСТА» [(«Окна сатиры РОСТА») – плакаты, размножавшиеся с помощью трафарета; создавались художниками и поэтами (М. М. Черемных, Д. С. Моор, В. В. Маяковский) в системе РОСТА в 1919-21.

В период Великой Отечественной войны возникла подпольная и партизанская печать. В 50-х гг. стали выходить колхозные газеты. После ликвидации национального неравенства появился комплекс изданий на языках народов СССР. По мере развития экономики, науки и техники расширилось издание профессиональной периодики. К 1941 г. каждая отрасль хозяйства, науки и культуры имела свой специальный журнал. Успехи научно-технической революции вызвали бурный рост специальной периодики: появились исторические журналы, «История СССР», «Вопросы истории КПСС», «Новая и новейшая история», «Советские архивы», «Военно-исторический журнал» и множество исторических ежегодников. Есть даже справочник в 10-ти томах «Периодическая печать в СССР».

Неофициальная печать.

1) Неподцензурная печать («Самиздат»). Содержала мало достоверной информации, но интересна для изучения мыслительных движений вне официального общества.

2) Подцензурная церковная печать – «Журнал московской Патриархии», «Вестник Московской Патриархии».

3) Периодическая печать русской эмиграции. Наиболее крупные ее очаги были в Европе: в Праге, Берлине, Софии, Париже и др. В довоенный период основными изданиями были: «Последние новости», «Возрождение», «Дни», «Руль», «Русская мысль» – в Европе, «Новое русское слово» – в Америке, «Рубеж» – в Китае.

38. Документы политических партий и общественных движений постсоветского периода

В современной России многопартийность стала реальностью. В последние годы активно создаются новые партии, их количество трудно сосчитать. Разобраться в целях, формах и методах, социальном и национальном составе не представляется возможным без знания программ, уставов, периодических изданий и других материалов этих движений. Сначала появились сборники материалов и краткие обзоры деятельности самодеятельных организаций, изданные как самими «неформалами», так и официальными научными организациями. Для 1987-1988 гг. характерны небольшие дискуссионные клубы, семинары, пропагандировавшие свои взгляды среди небольшой аудитории. С весны 1988 г. Рост «неформального» движения ускоряется, оно выходит на улицы, развертывает агитацию, издает газеты.

С 1990 г. открывается новый этап в деятельности самодеятельных движений. Из региональных организаций с расплывчатыми лозунгами, непостоянным членством создавались общереспубликанские политические партии, имевшие разветвленную сеть первичных организаций, четко определенный состав членов, свои финансовую базу, программу и устав, парламентские фракции.

К началу 90-х годов наметились четыре основных направления. Два направления представляли демократический лагерь (блок «Демократическая Россия»). Это - парламентская демократия и демократический социализм. Цели «парламентаристов» (сюда входят Демократическая партия России, Социал-демократическая партия, Союз конституционных демократов) - многопартийность, парламентаризм, взаимоуважение и равноправие народов, скорейший переход к рынку с частной собственностью и наемным трудом, конверсия, прекращение помощи диктаторским режимам в странах третьего мира.

Демократические социалисты (Социалистическая партииРоссии) имели сходные взгляды на политические и национальные вопросы, но скептически относились к ч/с.

Еще два направления - коммунистическое и славянофильское - объединялись в патриотический лагерь (блок общественно-патриотических организаций России).

Большое значение для изучения истории советского общества конца 80 - начала 90-х годов имеют документы самодеятельных политических образований.

Изучаемые документы наиболее точно можно классифицировать по функциональному назначению, т.к. от цели создания документа в значительной мере зависели тщательность его проработки, содержание, достоверность и т. д.

Следует выделить несколько групп источников:

1. Официальные документы организаций (программы, уставы), напр, программа Московского народного фронта; 2. Агитационные документы; печатные издания; 3. Неформальные документы в государственных официальных изданиях.

Конец 1980-х годов - период расцвета неформальной печати.

Одновременно издавались сотни газет и журналов разнообразной тематики: литературные, юмористические, детские, религиозные. Но основной костяк неофициальных изданий - общественно-политические.

Значительны различия между изданиями по уровню профессионализма, компетентности авторов, способам организации размножения и распространения, регулярности и продолжительности выхода в свет. Наиболее популярными были «Экспресс-хроника», «Гласность», «Свободное слово», «Голос избирателя».

Официальные печатные издания также публиковали документы самодеятельных движений, например «Огонек» опубликовал декларацию «Гражданского действия» и блока «Демократическая Россия», «Правда» - демократическую и марксистскую платформы к XXVIII съезду КПСС.



вверх